Побег с камчатской ссылки – дело запредельной дерзости. Но человек, который возглавил и осуществил это невероятное предприятие, был личностью незаурядной даже по меркам авантюрного XVIII века.

Герой трёх стран

Государыня императрица была в гневе. «На Камчатке, в Большерецком остроге, за государственные преступления сосланные злодеи учинили бунт, воеводу до смерти убили, осмелились людей многих к присяге привесть по своей воле, и потом, сев на суда, уплыли в море в неизвестные места», – гласят строки старинного документа. Зачинщиком этой авантюры был удивительный человек – австрийский гусар и словацкий барон, польский конфедерат и русский ссыльный, французский колонизатор, американский республиканец и мадагаскарский король. Бродяга и бизнесмен. Шахматист и мореплаватель. Заговорщик и созидатель. Утопист и повеса. Дипломат и бунтарь. Бесстрашный фанатик и виртуозный лицедей. Светский щёголь и неугомонный искатель приключений. Ему уделяли внимание Екатерина II и Мария-Тереза, Людовик XV и Иосиф II, Джордж Вашингтон и Бенджамин Франклин. Три страны – Словакия, Венгрия и Польша и по сей день спорят за право называться его родиной. В его честь выпущены монеты, его именем названы улицы, ему установлены бюсты, мемориальные доски и памятники. «Бенёвский! Так зовётся мой герой. Он был храним таинственной звездой в мороз и в зной, и в час сраженья дикий» – так начинает свою поэму Юлиуш Словацкий.

В годы сражений и разлук

Мориц Август Бенёвский родился в 1746 году в городке Врбове в Западной Словакии, в семье австрийского полковника-словака. Многочисленная семья, включавшая сводных сестёр с зятьями, состояла из 13 человек. С десяти лет юноша постигает военное ремесло. Поучаствовать в основных сражениях Семилетней войны молодой гусарский капитан не успел, но, как и положено гусару, прославился дуэлями и буйными выходками. После одной из них пришлось оставить службу.

Но дома, в отцовском поместье, его не ждала спокойная жизнь. Недовольный сыном старик отец перед самой смертью решил завещать имение своим зятьям. Только скоропостижная смерть помешала ему оформить завещание. Семнадцатилетний барон не смирился с последней волей отца. Вооружив верных слуг и набрав наёмников-гайдуков, он совершил налёт на своё имение и захватил его силой. Посрамлённые родственники добились заступничества императрицы Марии-Терезы. Обвинённый в самоуправстве, Бенёвский, не дожидаясь ареста, скрылся в Польше и поступил на службу в кавалерию у князя Радзивилла. В 1767 году барон получил приглашение от влиятельных участников Барской конфедерации и без колебаний при­мкнул к их движению.

Между тем оставалась ещё надежда вернуть поместье. Решать спор, а заодно и вербовать добровольцев для конфедератов Бенёвский поехал в Вену. По дороге захворал и остановился у помещика Генского. Одной из его дочерей, Сусанне, барон сделал предложение и в апреле 1768 года с ней обвенчался. А на родине новобрачного ждала неудача. Мария-Тереза подписала приказ о его аресте. В июле 1768 года опальный дворянин был арестован и заключён в башню замка Стара Любовня. Выручила Сусанна, которой удалось подкупить охрану.

Не успев даже проститься с молодой женой, Бенёвский по вызову конфедератов направился в осаждённый русскими войсками Краков. Генералу Пулавскому нужны были отчаянные офицеры, и Бенёвский пришёлся очень кстати. Он так расписал свои подвиги, что его произвели в полковники. Барон храбро воевал, отличился в нескольких сражениях, пока не попал в плен. На первый раз благородного дворянина отпустили под честное слово. Бенёвский вернулся в строй и был захвачен в плен во второй раз. Теперь уже рассчитывать на снисхождение не приходилось. Бенёвского и шведского волонтёра, майора Адольфа Винбланда, отправили в Киев, а оттуда в Казань.
Обращение здесь со знатным дворянином было вполне уважительным. Но не таков барон, чтобы подчиниться судьбе и считать дни в ссылке. Он становится душой заговора, имеющего целью восстание в Казани, чтобы добиться для татар «тех свобод и гарантий, которыми пользуются иные народы», как он впоследствии напишет в мемуарах. Однако заговорщиков предали.

Медлить было нельзя. Выкрав документы и подорожную, Бенёвский и Винбланд в ночь на 7 ноября 1769 года бежали из Казани. Выдавая себя за офицеров, везущих служебную почту, они беспрепятственно добрались до Санкт-Петербурга. Там Бенёвский, притворившись английским матросом, попытался договориться с капитаном голландского корабля. Но в карманах у беглецов было совершенно пусто. Выслушав обещания расплатиться в первом же заграничном порту, голландец предпочёл выдать подозрительных бродяг властям.

Продолжение читайте в журнале «Чудеса и приключения» #5/2020 (скачать)

Сергей Борисов

Теги: ,