Весной 1771 года горстка отчаянных людей совершила немыслимое: первый удачный политический бунт в России и бегство из таких отдалённых мест, где даже мысль о побеге никому доселе не приходила в голову. Их вёл за собой удивительный человек, всю жизнь искавший в разных уголках Земли своё беспокойное счастье, – Мориц Август Бенёвский.

Даже беспримерный побег с края света, о котором мы рассказали в №5/2020 «ЧиПа», стал лишь эпизодом в яркой, удивительной судьбе неутомимого скитальца, которому и целого мира оказалось мало.

Японские похождения

...Мятежный корабль плыл неведомым путём. На одном из островов Курильской гряды команде пришлось сделать остановку. Запаслись водой, напекли хлеба и сшили английские и голландские флаги. Между тем штурманские ученики Зябликов и Измайлов, а также матрос Фаронов попытались тайком обрубить якорный канат и увести корабль обратно. Бенёвский сначала хотел казнить заговорщиков, но вскоре изменил своё решение и устроил им публичную порку. Герасима Измайлова и камчадалов Алексея и Лукерью Паранчиных высадили на остров, оставив им «несколько ржаного провианта». Пережив шторм, страдая от жары и нехватки воды, корабль в начале июля 1771 года достиг берегов Японии. Бенёвский послал письма сёгуну, правившему Японией, а также директору голландской фактории в Нагасаки, в которых сообщал о якобы опасных приготовлениях России: корабли русских тайно обследуют берега Японии, на ближайшем острове построена крепость со складами оружия и боеприпасов. Он утверждал, что первое нападение можно ожидать уже в следующем году. Японцы поверили. Эти письма в дальнейшем серьёзно повлияли на российско-­японские отношения. Японцы предоставили беглецам рис и воду, но на берег сойти не разрешили. Зато на острове Танао-Сима архипелага Рюкю россиян ожидал радушный приём. Там судно простояло почти месяц. Восемь человек пожелали остаться жить на этом гостеприимном берегу. Остальные пустились в путь. 16 августа галиот встал на якорь у острова Формоза (Тайвань). На следующий день часть экипажа, не ожидая неприятностей, отправилась на берег за водой. На берегу на русских напали. Были убиты поручик Панов, матрос Попов и охотник Логинов, нескольких человек ранили стрелами. Бенёвский в ярости приказал потопить проплывавшие мимо лодки и обстрелять из пушки деревню. Похоронив погибших на тайваньском берегу, поплыли дальше. Пережив ещё один тяжелейший шторм, 23 сентября «Святой Пётр» бросил якорь в бухте Макао.

Бунт на корабле

Бенёвский в парадной форме Нилова сразу же нанёс визит губернатору. Он представился подданным польского короля Станислава II, в научных целях совершившим путешествие на Камчатку, купившим там торговое судно с русским экипажем. Губернатор, очарованный гостем, поверил, предоставил русским на время отдельный дом и помог Бенёвскому продать потрёпанный и непригодный к дальнейшему плаванию корабль со всем грузом и имуществом. Оставшись без корабля, потрясённые беглецы возмутились. Противоречия, которые накопились за месяцы плавания, вышли наружу, когда отдалилась опасность погони. Бенёвский прибег к помощи губернатора. Всех недовольных рассадили по тюрьмам, «покуда не одумаются». Но и без ареста пребывание в Макао оказалось тяжёлым испытанием для россиян. Лихорадка, желудочные заболевания, перенесённое в плавании нервное напряжение унесли пятнадцать жизней. Бенёвский обратился к команде с горячим воззванием, которое оказало своё действие. Почти все подтвердили полномочия своего предводителя. Бенёвский поспешил отплыть из Макао. В конечном итоге 7 июля 1772 года камчатские беглецы благополучно добрались до Франции и сошли на берег в городке Порт-Луи, «где определена нам была квартира, и пища, и вина красного по бутылке в день». Из 70 человек, отплывших с Камчатки, во Францию прибыли 37 мужчин и 3 женщины.

Сергей Борисов

Продолжение читайте в журнале «Чудеса и приключения» №6/2020