Комплексная экспедиция журнала «Чудеса и приключения» под кодовым названием «ИИ-2018» продолжается! Упорные поиски в архивах и полевые исследования артефактов и старинных зданий в столице, в Подмосковье и в городах Центральной России, относящихся к эпохе царя Бориса Годунова, уже принесли немало любопытного. Искателям приключений и авторам цикла статей приятно отметить, что очерки на эту тему, опубликованные в «ЧиПе» № 10 и 12 за 2017 год и № 1, 4 и 6 за текущий год, нашли живой отклик среди читателей. Сегодня мы продолжаем виртуальное путешествие во времени и пространстве. На этот раз речь пойдёт об увлечении первого избранного на Руси государя алхимией и его загадочной подмосковной вотчине в селе Большие Вязёмы. 

Дипломатия с дальним прицелом

Ещё будучи боярином, но при этом практически полновластным правителем Московии в царствование слабовольного Фёдора Иоанновича, Борис Годунов придавал огромное значение международным связям. Обширная деловая переписка, обмен посольствами, засылка разведчиков под видом купцов – все средства были хороши тогда ради укрепления самодержавной власти и всего Московского государства. Борис мечтал о короне и всю международную политику строил так, чтобы западные, особенно европейские правители, знали больше о Годунове, нежели о формально правящем и, как впоследствии окажется, последнем представителе Дома Рюриковичей. И когда Годунов наконец сам стал царём, российская дипломатия расцвела пышным цветом.

Самым масштабным во время правления Годунова стало прибытие в Первопрестольную посольства во главе с канцлером Великого княжества Литовского Львом Сапегой. Посол с пышной свитой в несколько сотен человек добрался до Москвы в середине октября 1600 года. На их пути по Смоленской дороге находилась подмосковная вотчина Бориса Годунова – Большие Вязёмы. Посольству разрешили передохнуть здесь и осмотреть владения.

До нас дошло документальное свидетельство, оставленное одним из участников посольства Ильёй Пельжгримовским, который записал: «Послы рассматривали прекрасный, собственный государя Московского дворец, построенный наподобие замка, с острогом и бастионами кругом, во вкусе Московском: дворец этот также построен Государем в то время, когда он был только правителем; называется он – Вязёма. В виду самого дворца построена каменная церковь замечательного размера, с несколькими куполами, крытыми жестью, с позолоченными крестами. С позволения приставов, Великий Канцлер с некоторыми другими спутниками вошёл в церковь и слушал обедню; внутри церковь отделана чудно и необыкновенно богато».

Примечательно, что буквально за месяц до этого в Больших Вязёмах целых три дня провёл сам Годунов. По официальной версии, отражённой в Разрядной книге, Борис Фёдорович 14–16 сентября ездил «на Вязему храму освещати Троицы Живоначальные». Конечно, поездка Годунова в Вязёмы накануне появления в Первопрестольной пышного посольства была неслучайной. Скорее всего, она носила своеобразный инспекционный характер. Государь желал лично убедиться, что его дворец готов к приёму важных гостей. Одновременно он инициировал освящение пышного храма, величие которого не утрачено и до сего дня, а колокольня вообще не имеет равных себе на Руси. Царь хотел подчеркнуть твёрдость своей веры в христианские догмы и тем пресечь возможные слухи о занятиях колдовством, магией и алхимией. Царь – маг и алхимик, возможно ли такое? Безусловно, тем более что средневековая Европа знала немало подобных примеров. Один император Рудольф II чего стоит!

Шлите серебро бочками

На политическом поприще в заслугу Борису Годунову можно поставить и налаживание прочных связей между Россией и Священной Римской империей германской нации, во главе которой в ту пору стоял император Рудольф II. «Пражский отшельник», как его называли современники, большую часть времени проводил в своём неприступном замке на высоком холме над полноводной Влтавой, где активно и весьма успешно занимался алхимией. Однако представителю обширного рода Габсбургов, которым принадлежала добрая половина Европы, приходилось не только вникать в хитросплетения политических интриг, но и воевать. А это дело всегда было очень затратным. Как свидетельствуют документы, на войну Рудольф II тратил баснословные суммы. Но поддержание статус-кво на европейской арене финансировалось не только из казны, пополняемой налогами.

Император-алхимик реально научился получать золото и серебро путём сложных химических и магических трансмутаций. Не зря же несколько лет при его дворе обретался легендарный англичанин Джон Ди, иероглифическая монада которого до сих пор не даёт покоя как независимым исследователям, так и маститым учёным с мировыми именами. Впрочем, алхимическое «производство» благородных металлов, о чём опять же свидетельствуют документы, было весьма ограниченным. А враг, стоящий у ворот, не мешкал. Вот уже Швеция, Оттоманская порта – правительство Турции и Речь Посполитая, как тогда именовалось унитарное государство, объединяющее Королевство Польское и Великое княжество Литовское, громко заявили о своих пограничных притязаниях. И тогда Рудольф II обратился за финансовой помощью к новообретённому другу.

И Борис Годунов помог. В частности, в 1589 году на содержание венгерских и австрийских войск на турецкой границе, а также на политические интриги в Польше московский государь выделил другу-императору огромную сумму серебром. Она была эквивалентна трём миллионам гульденов! Монеты русской чеканки, которые, конечно же, не имели хождения в Европе, были переплавлены в слитки, упрятаны в селёдочные бочки и морем, через Архангельск, тайно отправлены в Германию. Вывести из денежного оборота страны такую значительную сумму денег мог только правитель, уверенный в твёрдости своего трона. А ещё – убеждённый в том, что такая сумма очень скоро восполнится. Но тогдашнее полунищее и малочисленное население страны не могло мизерными налогами пополнить царёвы закрома именно серебряной монетой. Важно обратить внимание и на то, что в XVI столетии в Московии серебряные рудники были более чем скудные. Монеты чеканились из ввозимого в страну серебра. Его масштабная добыча у нас началась только в эпоху Петра Великого – в 1704 году был запущен первый в России Нерчинский сереброплавильный завод и в Северной столице приступили к чеканке первых в истории страны монет из «домашнего» серебра…

Александр Нефедов

Продолжение читайте в №7/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,