Таинственный процесс мумификации был известен не только египтянам. В древних склепах Северного Кавказа до сих пор можно найти тела, так же не подверженные тлению.

Города мёртвых

По всему Северному Кавказу, по его горным кручам и ущельям, затянутым облаками, разбросаны «города мёртвых» – погребальные сооружения, похожие на домики со ступенчатыми крышами. Они есть в затерянных уголках Осетии, Чечни, Кабардино-Балкарии и в других малонаселённых местах, которые отличает притягательная суровость первозданных горных пейзажей. Добраться туда не так-то просто, но то, что таят в себе «города мёртвых», поражает и современных учёных, и видавших виды искателей приключений. Лежат там настоящие мумии, и никто не может с уверенностью сказать, образовались ли они сами по себе благодаря особому микроклимату этих мест или же к ним была применена забытая технология бальзамирования.

Историк Фёдор Панкратов в начале XX века совершил экспедицию в Куртатинское ущелье горной Осетии, где обнаружил множество нетленных тел. В одном из склепов близ села Дзивгис ему и его спутникам удалось с разрешения местных жителей развернуть и осмотреть одну непотревоженную мумию. Сняв с неё покровы из вышитых одеял, они увидели тело человека в абсолютно целой одежде. По словам Панкратова, у них сложилось впечатление, «будто бы пред нами только что похороненный покойник, но при ближайшем осмотре приходится убедиться, что от трупа остался один только костяк, причём кости между собой удивительно прочно сцеплены и не разрываются даже при попытке растянуть их или разорвать… Ноги и руки совсем высохли, но сохранились поразительно хорошо, и даже ногти, приняв белесоватый оттенок, рельефно выделялись на бледно-жёлтой коже».

В осетинских склепах Панкратов видел сгнившие деревянные нары, обломки которых смешались с осколками погребального инвентаря и частями мумий. «Отдельные черепа, сплошь и рядом обтянутые кожей, с жалкими остатками волос на голове… как-то угрожающе встречают дерзких нарушителей покоя мёртвого царства. А вон в углу кем-то старательно поставлена мумия… На этой женской мумии сохранились верхние покровы мускулов, нервы и сухожилия в форме бесконечной массы чёрных ленточек, переплетённых между собой по всем направлениям». Члены экспедиции сфотографировались возле гробницы вместе с этой мумией, что по тем временам вовсе не считалось чем-то неприличным. Так делали многие археологи, любившие позировать с раскопанными ими человеческими останками.

У села Далакау они тоже нашли не тронутых тлением умерших – на этот раз без мышц, но зато с кожными покровами дивной сохранности. Правда, там были мумифицированы не целые тела, а только их части – руки, ноги и головы, покрытые кожей и волосами. Как и в Дзивгисе, в этих погребальных камерах стояло удушливое зловоние, сильно затруднявшее изыскания. Причём, как отмечал Панкратов, «несмотря на холодное утро, из всей этой массы покойников исходила какая-то неприятная теплота».

Завершая экспедицию, учёный наметил для себя программу дальнейшего поиска мумий. Он писал, что, располагая временем, можно осмотреть и другие, ещё нетронутые, гробницы, где лежат «целые семейства покойников, трупы коих сохранились настолько хорошо, что кажутся как бы спящими». Осетины поведали ему, что где-то в труднопроходимых горах за селением Хидикус есть пещеры. В них на каменных лежанках «покоятся прекрасно сохранившиеся трупы, из которых одни в священнических парчовых облачениях, а другие в обыкновенной одежде». Восхитительная целостность одеяний на высохших телах представляет собой ещё одну загадку подобных погребений.

Мощи древних христиан

Местные легенды часто связывают находимые здесь мумии с христианством, которое в средние века под влиянием Византии процветало на большей части Северного Кавказа. Говорят о лежащих в пещерах нетленных монахах в священных облачениях и находящихся при них золотых крестах. Правда, эти предания не подтверждаются археологически, так как большинство кавказских мумий не имеет следов христианского погребения. Редкое исключение составляют склепы близ Сентинского храма, построенного в X веке над рекой Тебердой. Ещё до революции их исследовал краевед Григорий Прозрителев. В те годы там действовал женский монастырь, и учёный заподозрил, что монахини прячут или уничтожают находимые ими мумифицированные останки. Отвечая на его расспросы, настоятельница показала ему волосы идеальной сохранности, которые были извлечены из древней гробницы и, судя по лежавшим рядом остаткам омофора, принадлежали некоему епископу. Эти волосы, положенные в стеклянный ларец и почитаемые монахинями как святые мощи, гостю разрешили даже сфотографировать.

Предание о других мумиях, записанное в 1893 году в окрестностях Пятигорска, по остроте сюжета не уступает нашумевшей истории с проклятием Тутанхамона: «Вскоре по поселении казаков на Тереке им пришлось сильно потерпеть от какой-то язвы, от которой умирало очень много людей. О появлении этой болезни рассказывают следующее: пастухи одного кабардинского князя зашли как-то во встретившуюся им пещеру. В пещере они увидели два нетленных трупа мужчины и женщины в монашеских одеяниях, а около них много золота, серебра и драгоценных камней. Все эти драгоценности пастухи забрали и ушли, но на дороге им вспомнилось, что ещё много драгоценных вещей осталось надетыми на женщине: они возвратились в пещеру и начали снимать с трупа женщины бывшие на ней драгоценности. Когда пастухи снимали с женщины драгоценности, им послышался какой-то голос, но голос был глухой, и потому они не могли разобрать того, что говорилось. Забрав драгоценности, пастухи, как ни в чём не бывало, пришли домой. Но в эту же ночь умерли все их родственники (около 20 человек), а затем начали умирать в большом количестве и другие люди. Болезнь от кабардинцев перешла и к казакам, хотя последние пострадали от неё менее, чем кабардинцы. О появлении болезни донесли моздокскому коменданту; комендант послал узнать о причине болезни, но посланные узнали только о найденных трупах. После этого моздокский комендант донёс о случившемся коменданту кизлярскому. Этот со своей стороны нарядил следствие, но узнать что-либо новое не удалось».

При всей фантастичности данной легенды она, как ни странно, находит подтверждение в архивах. 3 апреля 1767 года комендант Кизлярской крепости генерал-майор Николай Потапов действительно отправил в Синод рапорт с грифом «По секрету», сообщив о находке пастухами в Чегемском ущелье двух мумий и о захороненных при них сокровищах. Он передал в Петербург слух о голосе, предупреждавшем грабителей о возмездии, и подтвердил, что вслед за тем действительно началось моровое поветрие. Делом заинтересовалась сама Екатерина II. 25 мая она послала в Коллегию иностранных дел указ с тем же грифом «По секрету», коим предписывала тщательно во всём разобраться. Правда, потом нить этой истории, увы, теряется. Однако и много лет спустя её помнили пятигорские казаки, считавшие проклятие кавказских мумий причиной эпидемии среди своих предков.

Неподвластны времени, но не варварству

На заре прошлого столетия Прозрителев собрал в гробницах возле Нальчика фрагменты некоторых мумий и выставил их в Ставрополе. «В археологическом отделе ставропольского Музея Северного Кавказа, – писал он, – особенное внимание обращают на себя витрины, в которых имеются части мумий. Две человеческие головы с остатками волос, рука, нога, всё это такой сохранности, что невольно задаёшь вопрос себе: каким образом сохранились эти останки покойников? На руке и ноге кожа белого цвета, местами мягкая, и ногти держатся очень крепко». С тех пор коллекции музея существенно пополнились, так что сегодня там можно увидеть и целую аланскую мумию. Есть они и в музеях соседних регионов.

Тогда же Прозрителев издал брошюру «Мумии балкарских могильников Терской области» (1913), в которой сетовал не невозможность разгадать секрет их нетленности: «Загадкой, вероятно, останется одно – это причина такой сохранности трупов и самой одежды, которую носили покойники… Гробницы эти требуют серьёзного исследования… Но, к сожалению, вместо учёного исследователя туда проникли уже «любители», и скоро от гробниц и этих загадочных покойников не останется и следа. Местные жители не считают этих покойников своими предками и уверены, что они уже лежали здесь, когда их прапрадеды и пращуры пришли в эти горы».

Почти все дореволюционные авторы, писавшие о мумиях Северного Кавказа, указывали на катастрофическое разграбление и уничтожение этих феноменальных исторических сокровищ. Археологи призывали поторопиться с разгадкой их тайны, пока не стало слишком поздно.

В чём причина удивительной сохранности?

Исследователи не оставляли надежд раскрыть тайну их удивительной сохранности. В 1892 году это попытался сделать ученик 7-го класса Владикавказской гимназии Владимир Долбежев. В «Сборнике материалов для описания местностей и племён Кавказа» он напечатал свой обзор могильника Челиш-Кив в Джейрахском ущелье Ингушетии. Там среди множества истлевших скелетов ему посчастливилось найти мумию приличной сохранности. «Более всего, – сообщал Володя, – удивляет состояние, в котором был найден остов с засохшей на нём кожей и остатками шёлковой ткани, потому что на костях, найденных с ним рядом, не оказалось и следа ни того, ни другого. Костяки эти совсем обнажены от покровов, волокон мяса и жил; даже кости рассыпались и лежат не в порядке».

Молодой историк резонно заключил, что столкнулся с искусственной мумификацией. Потому что если бы она стала следствием естественных причин, то ей бы подверглись и другие тела в склепе, тогда как те полностью разложились. Но в мумию превратилось лишь одно, очевидно, чем-то обработанное. Юноша остроумно предположил, что помимо бальзамирования на сохранность кавказских мумий влиял и уклон вмещавших их склепов, которые расположены на горных отрогах. Гимназист думал, что «благодаря наклонному основанию могильника внутренности трупа, разлагаясь, могли стечь, не сообщив своего разложения покровам, которые затем могли присохнуть к костям и на весьма долгое время сохраниться в том виде, в каком они найдены».

Прошло уже целое столетие, а никто так и не дал более убедительного объяснения замечательной сохранности этих мумий. Если они действительно подвергались бальзамированию, было бы интересно узнать, по какой технологии и, главное, с какой целью. Нужно спешить исследовать их с помощью самых современных методов, пока они ещё окончательно не потеряны для науки.

Роман Нутрихин

Теги: , , ,