Первыми в космос отправились древние шумеры, потом Александр Македонский и Сирано де Бержерак.

На крыльях орла

Небо властно манило бесстрашного воина Этана, героя эпоса древних шумеров. До поры, однако, приключения на поверхности Земли не позволяли ему предпринять это беспримерное путешествие. Но вот все подвиги совершены, пора собираться в дальний путь. Этана поймал самого большого орла, которого только рождал пернатый мир, оседлал его и взлетел к облакам. А там и до звёзд рукой подать… Закончился вояж благополучно. Этана вернулся домой и долго рассказывал менее смелым соплеменникам о своих межзвёздных странствиях.

В космос доставит скарабей

Птицы ещё не раз сослужили добрую службу тем, кто хотел отправиться в космос. В иранском сказании «Шахнаме» говорится о царе, разъезжавшем по небосводу на колеснице, запряжённой четырьмя орлами. Синдбад-мореход из арабских сказок «Тысяча и одна ночь» совершил полёт в стратосферу, уцепившись за ноги птицы Рухх. А вот юный грек Ганимед, будучи похищен Зевсом, был сам превращён в орла, что даровало ему свободу перемещения в пространстве.

И всё же что-то смущало наших предков в таком способе передвижения. Возможно, интуиция, наряду с печальным опытом Икара, подсказывали, что оперение в космосе совершенно ни к чему, только помеха. Как бы то ни было, но когда Александр Македонский решил слетать на Луну, чтобы посмотреть, нельзя ли и её присоединить к своему царству, он заменил хищных птиц огнедышащими грифонами. Правда, существа эти мало того что периодически изрыгали языки пламени, они ещё и отличались отвратительным характером, норовя лететь куда угодно, но только не в заданном направлении. Тогда Александр Великий наколол на копьё освежёванного телёнка и поднял его так, чтобы грифоны не могли до него дотянуться. Отродья хлопали кожистыми крыльями, тянули шеи – и несли корзину в нужном направлении. Чтобы совершить манёвр, Александру достаточно было лишь наклонить копьё…

Избежать трудностей, связанных с использованием в качестве тягловой силы капризных грифонов, удалось герою комедии Аристофана «Мир». Здраво рассудив, что жук-навозник, почитаемый египтянами, обладает волшебной силой, он сначала льстивыми речами заставил его увеличиться до необходимых размеров, после чего скарабей доставил хитреца на Луну.

Случалось, на лунной поверхности люди оказывались не по своей воле, а по прихоти природы. Страшный шторм забросил туда корабль Лукиана, о чём он и рассказал в своём капитальном «Истинном повествовании». Через много столетий другой шторм, надо полагать, не менее сильный, «помог» оказаться на лунной поверхности барону Мюнхгаузену, которому, впрочем, как известно, особо доверять нельзя, не то что Лукиану.

Ракета для Сирано

Хотя с течением времени использование птиц для полётов в космос и было признано неэффективным, иногда к старому испытанному способу обращались и в «просвещённые века». Например, в 1638 году в Лондоне был издана книга Френсиса Годвина, в которой описывается путешествие на Луну учёного Доменико Гнозалеса. Сей муж современным способам передвижения предпочёл архаичную упряжку, запряжённую дикими лебедями. И те доставили седока до цели в целости и сохранности.

Книга англичанина Годвина была переведена и издана во Франции под простеньким названием «Человек на Луне», а чуть позже с её персонажем во время своего пребывания на Луне встретился Сирано де Бержерак – поэт, философ, дуэлянт, оставивший потомкам отчёт о своём путешествии.

Полёту предшествовала основательная подготовка. Де Бержерак изучил всё, что было написано на эту тему. Главными источниками необходимых сведений, помимо книги Годвина, стали роман Иоганна Кеплера «Сон», в котором астроном Дуракотус рассказывает о своей жизни среди обитателей Луны – эндимионов, и работы учителя Сирано, знаменитого мыслителя Пьера Гассенди. Создав таким образом необходимую «теоретическую» базу, де Бержерак приступил к практической реализации проекта. Нельзя исключить, что он знал о трагической попытке китайца Ван Ху в 1500 году подняться в воздух с помощью ракет. 47 слуг одновременно подожгли 47 петард, закреплённых под креслом, в котором восседал смельчак… и раздался взрыв, оборвавший жизнь Ван Ху. Следовательно, рассуждал Сирано, ракеты должны зажигаться не все сразу, а последовательно, как писал о том в «Великом искусстве артиллерии» поляк Казимеж Сименович.

И вот аппарат построен. Ракеты начинены горючим, состоящим из росы и селитры: первая – по представлениям алхимиков, обладала чудодейственной силой; вторая – хорошо известный компонент пороха. Расположены ракеты были в шесть рядов по шесть ракет в каждом ряду. По задумке Сирано, пламя, поглотив один ряд ракет, должно было переброситься на следующий ряд, затем на третий, четвёртый… А что дальше? Что будет, когда горючее иссякнет? Перспектива упасть на землю с огромной высоты страшила отважного путешественника, и всё же он запалил фитиль. Кабина, по бокам которой были закреплены ракеты, с ужасающим грохотом взмыла в воздух, преодолевая вращение земли (закон всемирного тяготения будет сформулирован Ньютоном через тридцать с лишним лет). Когда сгорел последний, шестой ряд, сердце де Бержерака на мгновение остановилось и тут же застучало быстро и радостно: кабина продолжала полёт по инерции, а ступени (это была настоящая шестиступенчатая ракета!) отделились и упали на землю.

Продолжение читайте в №4/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Сергей Борисов

Теги: , ,