Извилисты и темны некоторые страницы нашей истории. Лишь время от времени словно мистический фонарик высвечивает подробности какого-нибудь дела, связи известных фамилий, помогая складывать сложную и далеко не радужную мозаику.

Осенью 1938 года, под занавес одной из страниц Большого террора по имени «ежовщина», прогремело дело маршала Василия Блюхера. А ведь ещё несколько месяцев назад его славили как победителя японской военщины.

Василий Константинович благополучно пережил шумные процессы 1936–1937 годов, более того, на многих документах, направленных против его вчерашних коллег-военных, стояла его подпись.

Но вот и его самого обвинили в попытках отделить советский Дальний Восток от СССР и сдать его самураям, в неквалифицированном руководстве подготовки войск Дальневосточного военного округа и в попытке бежать за рубеж.

Ассортимент в целом привычный, но уж слишком серьёзна была фигура.

А потому подкоп начался издалека. И не откуда-нибудь, а из ближнего Подмосковья.

Продолжение читайте в январском номере (№1/2021) журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Александр Рдултовский