Именно так переводится название старинного града Порхова, что на Псковщине. И сегодня стены крепости из белого известнякового камня, как века назад, отражаются в водах Шелони, величаво несущей свои прозрачные воды.

Порхов был основан в 1239 году новгородским князем-наместником Александром Ярославичем. Тем самым, который через год получит прозвище Невский. Крепость, тогда ещё древо-земляная, стала одним из русских военных блокпостов, организованных юным князем для защиты от неприятеля по реке Шелони.

В камень же Порховский кремль оделся спустя полтора века. В 1387 году на высоком правом берегу Шелони, примерно в километре от обветшавшей старой, всего за несколько месяцев была выстроена новая крепость под началом знатных новгородцев Фатиана Есифовича и Ивана Фёдоровича. Последний приходился родным братом новгородскому посаднику Исааку Борецкому, вдова которого Марфа стала символом независимости Господина Великого Новгорода.

По прошествии четырёх десятков лет массивные стены кремля, толщиной в полтора-два метра и высотой до семи, и башни, имевшие от четырёх до шести боевых ярусов, выдержали экзамен на прочность. В середине лета 1428 года литовский князь Витовт так и не смог взять город приступом, несмотря на использование артиллерии.

Среди разномастных огнестрельных орудий, которые престарелый литовский князь приволок-таки сюда через непролазные гати Чёрного леса, была и огромная бомбарда «Галка», детище немецкого мастера Николая. Летописец упомянул в своей хронике, что чудо-пушку «Галку» «везяху на сороце конех до полудне, а другую половину дни на иных сороцех же конех». Она произвела один-единственный выстрел. Зато какой! Его разрушительной мощи хватило, чтобы ядро обрушило одну из башен Порховского кремля, насквозь пробило расположенную в кремле церковь св. Николая, разломало зубцы стен на противоположной стороне крепости и закончило свой полёт уже в лагере, убив несколько десятков осаждавших Порхов, включая полоцкого воеводу. При роковом выстреле погиб и сам создатель «Галки»: его адская машина разорвалась на части, уничтожив всех, кто находился поблизости.

Поражённые последствиями выстрела, защитники Порхова предпочли откупиться от Витовта. Да у него уже и не было ни материальных, ни моральных ресурсов для завершения осады – слишком уж большой урон нанёс выстрел «Галки» по его же лагерю, внеся в стан осаждавших сумбур и смятение. Удовлетворившись колоссальной данью в 13 тысяч рублей серебром, которую экстренно собрали со всей новгородской земли (по 10 рублей с человека), литовцы убрались восвояси.

Спустя пару лет в крепости были произведены значительные фортификационные работы для восстановления прежней боеспособности Порховского кремля. Наученные горьким опытом литовской осады, его защитники нарастили толщину порховских стен практически вдвое – до четырёх с половиной метров. А заодно модернизировали крепостную стену, приспособив её для пушечного боя – растесав узкие наружные прорези бойниц до 40–50 см. Так порховская твердыня стала первой из северных русских крепостей, предназначенных для установки на её стены пушек, в основном затинных (т. е. для стрельбы «из-за тына») пищалей.

В 1478 году, с присоединением новгородских земель к Москве, Порховский кремль оставался важным форпостом на северо-западных рубежах Руси, войдя в ожерелье счастливой дюжины двенадцати главных крепостей российской державы.

В тяжёлые годы Смутного времени порховская крепость не раз переходила из рук в руки: в городе устанавливалась то власть шведских ставленников, то царя Василия Шуйского, а то и польских гусар под началом ротмистра Яна Кренозицкого, выступавших на стороне «тушинского вора» Лжедмитрия II. Однако по Столбовскому миру 1618 года, положившему конец затяжной русско-шведской войне 1610–1617 годов, Порхов в итоге остался всё-таки за Россией.

В веке осьмнадцатом стратегическое значение порховской крепости упало. Зато её символическое изображение попало на герб города, учреждённый в 1781 году указом матушки Екатерины Великой: «В голубом поле древний, многопретерпевший от осад замок, начинающий возобновляться, как по истории значится». В верхней же части порховского герба было изображение герба Пскова – знак того, что Порхов входит в состав Псковской губернии, учреждённой российской императрицей за пять лет до этого, в 1776 году.

Несмотря на последующие зигзаги истории, Порховский кремль с четырьмя мощными башнями до наших дней сохранился практически полностью. Сейчас на его территории действует краеведческий музей, а по стенам и башням крепости можно совершить увлекательную прогулку.

Современный Порхов – небольшой городок Псковской области. Здесь не бывает толп туристов, и оттого тихо и уютно. В этом уединении есть своя неповторимая прелесть. Бег времени скоротечен: шагая по древним камням порховской твердыни, столько видевшим и помнящим, прикасаясь к векам русской истории, гуляя по тропинкам ботанического сада, лучше ощущаешь свою сопричастность к истории своего народа.

Дмитрий Зелов

Фото ©Shutterstock.com

 

Теги: , ,