Сложно поверить в то, что буддизм был известен средневековым славянам. Однако археологи находят тому массу доказательств.

Реликвии древнейшей мировой религии

Мы привыкли к тому, что наша земля дарит историкам бесчисленные археологические сокровища, относящиеся то к кочевникам-скифам, то к славянам, то к военной истории XVIII–XX веков. Каких только диковин не таят в себе культурные слои у нас под ногами. Попадаются среди них и очень редкие, а оттого и неожиданные находки. К примеру, буддистские артефакты. В 1987 году двое жителей Приморья на сопке возле бухты Витязь нашли металлическую пластину с изображением Будды, сидящего на цветке лотоса. Приморский Будда был датирован X веком н. э. Впрочем, Дальний Восток, в силу близости к буддийским странам, трудно удивить реликвиями этой древнейшей из мировых религий. Куда интереснее напасть на её след где-нибудь под Тамбовом…

В 1914 году в «Известиях Императорской Археологической Комиссии» историк Спицын опубликовал одну не совсем обычную находку. Её описание гласило: «Древняя буддистская статуэтка факира из Тамбовской губернии. Фигура совершенно обнажённая, истощённая постом, бесстрастно-спокойная. Бронза замечательно тёплого, жизненного тона. Найдена в 1900 году у селения Стежек Козловского уезда Тамбовской губернии».

Статуэтка была определена не вполне правильно. Это не просто факир, а сам Будда в минуту просветления, о чём свидетельствует ряд признаков: характерная поза, оттянутые мочки ушей, волосы, собранные на макушке. Это замечательное открытие, сделанное в начале XX века под Тамбовом, показывает, как далеко дошло буддистское искусство – в самую глубь центральной России.

Лучше торговать, чем убивать

Ещё большее распространение здесь получили атрибуты другого древнеиндийского вероучения – джайнизма. В «Отчёте Императорской Археологической Комиссии за 1894 год» была опубликована одна из таких находок со следующим описанием: «Медная джайновская статуэтка, найденная близ села Острая Лука, Николаевского уезда, на реке Иргине. Совершенно такая же статуэтка найдена была в 1850-х годах близ города Троицка в золотоносных россыпях на глубине 20 аршин (хранится в Музее Уральского Общества Любителей Естествознания), и подобная же, с датою 1169 год и индийскою надписью, найдена была в Воронежской губернии».

В 1898 году Императорская Археологическая комиссия сообщила о находке ещё одной джайнистской фигурки – на этот раз под Самарой: «Самарская губерния. Бронзовая статуэтка (бурхан), изображающая одного из вероучителей джайнов Паршваната, восседающего на троне. На оборотной стороне двустрочная восточная надпись 1128 года по Р. Х. (самват 1184). Статуэтка эта найдена при распашке поля близ села Верхняя Кармалка Бугульминского уезда».

Нетрудно объяснить множество оказавшихся на Руси культовых предметов джайнов. Их религия, как и буддизм, проповедует принцип «ахимсы» – ненасилия. Поэтому джайны никогда не занимались земледелием. Ведь при распашке земли неизбежна гибель червей, чего они всячески избегали. Джайнам не оставалось ничего другого, как идти в торговлю, и они очень быстро заняли эту доходную нишу. Сами правоверные индусы с неохотой отправлялись в другие страны, ибо контакт с чужеземцами грозил им осквернением их касты. Джайнизм освобождал своих последователей от кастовых предрассудков, и они вполне успешно торговали далеко за пределами своего субконтинента. Поэтому индийские купцы, появлявшиеся в средние века на Руси, чаще всего оказывались джайнами, приносившими сюда атрибуты своего культа. Некоторые из них так и остались в нашей земле, преподнося потом сюрпризы археологам.

Рамзан Джигиль

Целиком статью можно прочитать в №8/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , , ,