Моря и океаны для нас всё ещё сродни неизведанному космосу. Только он не высоко над головой, а плещется у наших ног.

Первую попытку изучить тихоокеанское дно или хотя бы коснуться его предпринял в XVI веке человек, который впервые пересёк Тихий океан: пеньковый трос длиной в 200 саженей был опущен в пучину вод по приказу Магеллана. Но дна достичь не удалось.

И ещё очень долго единственным средством изучения океанских глубин служил лот – свинцовый груз, прикреплённый всё к такому же пеньковому тросу. Однако сей измерительный инструмент был хорош лишь для мелководья. Когда же дело доходило до промеров в более глубоководных местах, показания становились неточными.

И то сказать, ведь пока сматывался трос с барабана лебёдки, пока несколько часов сотни и сотни его метров опускались всё глубже, влекомые грузом, корабль могло попросту сносить.

И данные о глубинах получались искажёнными.

К тому же чем глубже сам трос уходил под воду, тем больше он растягивался. Да и никак не получалось точно определить момент, когда лот ложится на дно.

Лишь ко второй половине XIX века толстый и растяжимый пеньковый трос заменили на проволочный, не утративший своего значения до середины ХХ века.

Впрочем, после Второй мировой войны океанографы наконец получили для исследований современные радиоакустические приборы, радары разных типов, магнитные детекторы, аппараты для подводных фотосъёмок.

Подробнее читайте в №10/2021 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Юрий Кухливский,
г. Калининград

Фото Shutterstock.com