Ровно век минул с того дня, когда в феврале 1918 года в условиях жесточайших штормов на Балтийском море, преодолевая панику и страх перед наступающими немецкими войсками, с трудом удерживая матросов от разброда и дезертирства, верные своему долгу и преданные Родине опытные морские офицеры начали спасение русского флота. Эта дерзкая операция вошла в историю как «Ледовый поход». Удивительно, но факт: во время перехода из Ревеля в Гельсингфорс, а затем в Кронштадт ни один из сотен военных кораблей, вспомогательных судов и добрая дюжина подводных лодок не затонули, все экипажи уцелели. Не иначе как сам Андрей Первозванный огородил тогда суда и их команды от беды. Но, как известно – дьявол кроется в мелочах. Кто знает, быть может именно «бес попутал» тех людей, которые в пылу революционного угара совершили в то время поступки, вызывающие теперь только недоумение…

Послание из прошлого

Этот пожелтевший от времени листок появился в нашей редакции весьма прозаическим образом – пришёл по почте. Но современный конверт без обратного адреса таил внутри в самом буквальном смысле страничку подзабытой теперь истории. Только полустёртый документ и никакого сопроводительного письма. Словно запечатанная моряками бутылка с посланием,
после столетнего плавания вынесенная пенными бурунами на «берег» редакции «Чудес и приключений». Читая незамысловатый машинописный текст, разбирая подписи и разглядывая круглые печати, автор этих строк вдруг услышал на мгновение рокот дизелей, плеск воды, скрип шпангоутов, боцманские свистки, нестройный гвалт моряков. Запахло машинным маслом, человеческим потом, крепким табаком… Журналиста, постоянно имеющего дело с непознанным, таким секундным наваждением не удивить: всего-то обычный направленный импульс из энергоинформационного поля Земли. Значит, неупокоённые, не отпетые по православному обряду души морских офицеров, обиженных и не простивших своих врагов, решили напомнить о себе. Таким «приветом» пренебрегать нельзя, более того – опасно…

…Ещё и ещё раз перечитываю послание из прошлого и пытаюсь понять, что стало причиной принятия моряками странного решения. Впрочем, с точки зрения царившего век назад «революционного подъёма» вынесенная собранием команды подводной лодки «Угорь» резолюция была вполне нормальной. Но дадим слово имеющемуся в распоряжении редакции своеобразному привету из прошлого.

«Протокол заседания команды подводной лодки «Угорь» под председательством товарища Краснова от 20 февраля 1918 года за № 15. На общем собрании команды подводной лодки «Угорь» постановлено единогласно: все вещи, числящиеся на подводной лодке «Угорь» разделить по рукам команды, и это постановление срочно выполнено, вещи разделены. Что подписью судового комитета подводной лодки «Угорь» и приложением печати удостоверяется. 20 февраля 1918 года. Председатель: (подпись). Секретарь: (подпись). Члены: (две подписи). Комиссар: (подпись). Удостоверяю: командир подводной лодки «Угорь» лейтенант: (от руки написано: «Знаменский, что действительно общее собрание состоялось, но согласиться с разделом достояния народа республики между отдельными лицами никак не могу. Знаменский»)».

Этот любопытный документ стал импульсом для нашего небольшого исторического расследования и напомнил о героическом «Ледовом походе», о роковой судьбе субмарины «Угорь» и трагической гибели преданных своему делу моряков.

Александр Нефедов

Продолжение читайте в №2/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,