Из дневников писателя Михаила Пришвина (1873–1954)

22 октября. Гибель уюта. Нет ничего уютнее мечты о Земле и Воле. Тот, кто сидит на земле, не имеет уюта, а кто оставил землю, вспоминает её как уют, и его тянет туда.

Ленинский дух революционный сродни духу бюрократическому: то и другое оторвано от жизни и разрушает уют. Революция для одного заключается в отмене «ты»; а другому – в отмене «вы».

Как бюрократы, так и Ленинская революция пропускает нечто совершенно необходимое для жизни человека на земле, одно – во имя уюта, другое – во имя революции. Ленин смешивает личность с уютом, и ему жизнь лица есть мещанство…

Из дневников поэта Рюрика Ивнева (1891–1981)

25 октября (Петербург). Ночь, перед сном. Стрельба ужасная пулемётная и орудийная… Говорят, стреляли в Зимний дворец… Боже! Боже! Спаси Россию!

26 октября. Утро. Дома. Весь город в руках Военно-революционного комитета при Петербургском Совете Рабочих и Солдатских Депутатов. Наружно – спокойно. Газеты вышли с описанием «выступления большевиков»… Но в общем полная неизвестность, неопределённость относительно будущего.

27 октября. Правительственные учреждения бойкотируют «ново-правительственных» комиссаров. Почти все газеты закрыты. Никаких сведений из других городов нет… Ленин опубликовал воззвание к «народам мира». Воззвание само по себе чудесное, но его, конечно, «народы» не услышат и не отзовутся на него… Во всяком случае это почти невероятно… Послы «союзных держав» собираются уехать из Петербурга… Новые министры пока ещё не обнародованы…

28 октября. Днём. Та же неопределённость. Почти все газеты закрыты. Ещё не закрытые – «Воля Народа» и «Дело Народа» яростно нападают на «большевиков».

30 октября. Положение в городе очень неопределённое. Уже «Керенского с войсками» никто не ждёт… Вчера было ужасное кровопролитие. Осаждали юнкерские училища («Красная гвардия» и солдаты) и избивали юнкеров. Рассказывают что-то ужасное. Кровь стынет в жилах…

Из дневников Ивана Бунина (1870–1953), лауреата Нобелевской премии по литературе (1933)

30 октября. Москва, Поварская, 26. Проснулся в восемь – тихо. Показалось, всё кончилось. Но через минуту, очень близко – удар из орудия. Минут через десять – снова. Потом щёлканье кнута – выстрел. И так пошло на весь день. Иногда с час нет орудийных ударов, потом следуют чуть не каждую минуту – раз пять, десять… Часа в два в лазарет против нас пришёл автомобиль – привёз двух раненых. Одного я видел – как его выносили – как мёртвый, голова замотана чем-то белым, всё в крови и подушка в крови. Потрясло. Ужас, боль, бессильная ярость…

31 октября. Проснулся в восемь. Думал, всё кончено (было тихо). Но нет, кухарка говорит, только что был орудийный удар. Теперь слышу щёлканье выстрелов. Телефон для частных лиц выключен. Электричество есть. Купить на еду ничего нельзя… 

А что в деревне?! Что в России?! Москву расстреливают – и ниоткуда помощи! А Дума толкует о социалистическом кабинете! Почему же, если телеграф нейтрален, Керенский не даёт знать о себе? 

Почти двенадцать часов ночи. Страшно ложиться спать. Загораживаю шкафом кровать…

Похожие статьи:

Теги: , , , ,