В декабре 1917 года Россия в последний раз встретила праздник Рождества Христова по старому календарному стилю. «Новый стиль» был уже на пороге. Но ускорилось не только календарное время. «История была пришпорена, история понеслась вскачь, звеня золотыми подковами по черепам дураков», – писал, хотя и по другому поводу, Алексей Николаевич Толстой. Лучше не скажешь… В столицах кипели бурные страсти, не оставались в стороне и губернские города. Ужасное будущее готовили новые властители всем тем, кто верил в Христа, вольготно чувствовали себя под их надёжным покровительством мелкие и крупные слуги сатаны. Мы хотим рассказать о трагических и странных событиях, разыгравшихся тогда в Самаре.

Большевистский фокус в цирке

Свою диктатуру в Самаре большевики установили, действуя обычными для них методами подлога и махинаций. Произошло это так. В конце октября 1917 года, в условиях наступавшего голода, мнение о власти в губернии было далеко не единым. Рабочие и солдаты в основном были одурачены разнузданной большевистской агитацией, а вот более чем полуторамиллионное губернское крестьянство с их позицией не соглашалось. Мнение хлебопашцев выражал Совет крестьянских депутатов, в котором подавляющее большинство принадлежало партии эсеров. Они решительно высказывались за скорейший созыв Учредительного собрания. Большевики тогда не имели преимущества даже в Советах рабочих и солдатских депутатов. Поэтому на совместном заседании всех имеющихся в губернии Советов, которое открылось 25 октября, большевиков ждал неминуемый крах. Но члены Совета крестьянских депутатов отказались участвовать в голосовании, так как считали, что без Учредительного собрания оно вообще незаконно. Все крестьянские депутаты покинули зал. Голосование было перенесено на 26 октября, вот этой отсрочкой большевики и воспользовались. Они согнали в цирк «Олимп», где шло заседание, более 500 человек – кого силой, кого хитростью, кого запугиваниями и прямыми угрозами. Так они добились численного перевеса. Итог оказался заранее предрешённым: из 580 присутствующих за большевиков проголосовал 441 человек. А куда деваться? Таков был первый акт страшного спектакля в грядущем театре кошмаров.

У народа один бог – вождь партии

Вернёмся к церкви. Обычно считается, что гонения на церковь большевики начали не сразу, а между тем это далеко не так. Сатанизм изначально был одним из краеугольных камней их идеологии. А как же иначе? У народа должен быть один бог – вождь партии, как бы его ни звали. Какой ещё Иисус Христос? В воспоминаниях Надежды Крупской читаем: «В мае (1909 года, под псевдонимом «Вл. Ильин». – Авт.) вышла книжка Ильича «Материализм и эмпириокритицизм». Были поставлены все точки над i. Вопросы философии для Ильича неразрывно были связаны с вопросами борьбы с религией. Не заняв определённой позиции в области религии, нельзя понять страстности борьбы в философских вопросах. Нельзя проходить пассивно мимо этого фронта борьбы, недооценивать его. Ильич ненавидел всякое богостроительство. Вред религии он понял ещё пятнадцатилетним мальчиком. Сбросил с себя крест, перестал ходить в церковь».

И что же вы хотите при такой идеологической догме? Неудивительно, что репрессии против церкви не заставили себя ждать. Они были не чем иным, как органичным проявлением человеконенавистнической политики замаскированных сатанистов, отравивших ядом марксистского лжеучения сознание миллионов людей. Вооружённые до зубов пьяные оравы революционных бандитов, возглавляемые затянутыми с головы до ног в кожу «товарищами», врывались в храмы, забирали церковные ценности, оскверняли святые дары и Евангелие, зверски пытали священнослужителей, насиловали и убивали монахинь. Доселе запрятанная глубоко внутрь, ненависть исконных врагов Христа прорвалась наружу, и теперь уже ничто не могло остановить этот стремительно несущийся мутный поток нечеловеческой злобы. Скорбный список замученных большевиками деятелей церкви открывает убийство протоиерея Иоанна Кочурова, совершённое 31 октября 1917 года, в первую неделю после Октябрьского переворота. 20 декабря 1917 года в Севастополе убит настоятель кладбищенской церкви Корабельной стороны отец Афанасий Чефранов. Он был казнён большевиками за то, что причащал Святыми Дарами и исповедовал человека, приговорённого ими к смерти. Священника расстреляли на паперти храма.

Расстрел под балалайку

 В Самаре разгул сатанистов начался сразу после захвата большевиками власти. Откроем воспоминания князя Н.Д. Жевахова. Он пишет: «Под предлогом обысков банды разбойников «навещали» лучшие дома города, приносили с собой вино и устраивали вечеринки, барабаня по роялю и заставляя хозяев танцевать. Кто отказывался, того убивали на месте. Особенно тешились негодяи, когда им удавалось заставить танцевать престарелых священников и монахов. Приносимое разбойниками шампанское смешивалось с кровью застреленных ими жертв, валявшихся тут же на полу, где они продолжали танцевать, справляя свои сатанинские тризны. На глазах родителей они насиловали дочерей, заражали девочек и мальчиков сифилисом, во всеуслышание об этом объявляя, расстреливали малолетних детей». А вот что вспоминает другой житель Самары, Ю.Н. Малиев: «Моя мать передала на хранение знакомому священнику пишущую машинку. Пришли с обыском, радовались – ага, контрреволюционная пропаганда! Священника раздели догола, связали кисти рук и подвесили к перекладине с таким расчётом, чтобы ноги едва касались земли. Затем медленно и постепенно расстреливали. Сначала раздробили пулями ноги, потом руки и оставили в таком виде висеть свою жертву, истекающую кровью. Насладившись мучением страдальца, принялись снова расстреливать в разных местах до тех пор, пока живой человек не превратился в бесформенную кровавую массу. Добили выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнью приглашённые «гости», пили водку и играли на балалайках».

Андрей Быстров

Продолжение в №12/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 60-63

Похожие статьи:

Теги: , ,