Ноябрь, последний месяц осени, славяне называли грудень. Интересно происхождение данного слова, которое ведёт свою историю от груд замёрзшей (сгрудившейся) земли со снегом.

В древнерусском языке зимняя смёрзшаяся дорога так и именовалась – грудный путь. Кстати, и в Толковом словаре живого великорусского языка Владимира Даля слово «груда» обозначает «мёрзлые колеи по дороге, мёрзлую кочковатую грязь». Впрочем, бытовали и иные названия одиннадцатого месяца календарного года – студень, листогной, полузимник. Последнее действительно весьма характерно для ноябрьской студёной поры – ведь это период, когда осень с зимою встречаются. Недаром же народ сложил про предпоследний месяц года очень красивую поговорку: в ноябре солнце сквозь слёзы и «белых мух» улыбается. И действительно, в ноябре на землю с неба уже часто падают белые пушистые хлопья. Бывает и так, что они остаются на ней надолго, иногда и до будущей весны. А какие же праздники отмечали наши далёкие предки в это время года, когда день стремительно, шаг за шагом, убавляется, уступая свои права всё быстрее, всё раньше и раньше приближающимся сумеркам?! Давайте узнаем.

Как это ни покажется удивительным на первый взгляд, но в ноябре было минимальное количество древних языческих праздников. В последнюю неделю месяца, когда, как правило, уже устанавливалась полноценная зимняя погода, 25 ноября славяне вспоминали грозную северную «снежную королеву», повелительницу Смерти богиню Мару (Морену). Это она в последние осенние деньки окончательно выгоняет солнечное божество Ярилу и накрывает мир Яви своим покрывалом из холода, снега и льда. Мара-Морена издревле почиталась славянами как тёмный лик Великой Матери-Богини. И если светлая богиня Жива даёт всякому жизнь и тепло, то тёмная Мара обрекает всё живое на мраз, смерть и хлад. Впрочем, ведь созидание и разрушение, как жизнь и смерть, – это всего лишь две стороны Бытия, которые не существуют сами по себе, но действуют всегда совместно, сообща. Ибо без смерти нет обновления и возрождения.

День Морены не был радостным – члены рода примирялись с неизбежностью скорого прихода лютой зимы и творили скромные требы суровой богине, одновременно демонстрируя Маре своё бесстрашие и отвагу перед наступлением правления на Земле навьих сил. Для этого представители рода шли на болото, где тушили в елани (незамёрзшей трясине) горящие головни. Обрядовая пища в день Мары-Морены состояла из киселя, оладий, моркови и репы. Считалось, что в это время открываются врата в мир Нави и в шорохе последних осенних листьев можно услышать шёпот перешедших в мир иной предков. Правда, обладать таким даром дано было лишь избранным.

А через пару дней после дня памяти Морены, 27 ноября, славяне отмечали окончание куделицы, которая с приходом христианства стала Филипповым днём, по имени одного из двенадцати апостолов. Куделица (кудельница) была временем, когда женщины и девушки готовили кудель – очищенное от костры волокно льна или конопли, приготовленное для прядения. В деревнях и сёлах доигрывали последние свадьбы, ведь вскоре начинался Рождественский пост. По народным поверьям, в этот день следовало обязательно попотчевать незримого человеческими очами, но тем не менее реально присутствующего хранителя домашнего очага – Домового.

...Осень завершалась, уступая свои права Матушке-Зиме. О начале нового календарного времени года и о праздниках последнего месяца календаря мы расскажем вам в следующем, предновогоднем, декабрьском номере нашего журнала.

Андрей Рябинин