Июль – середина лета, его пик. В народном славянском календаре этот месяц, открывающий вторую половину года, назывался липень.

И действительно, в июле вовсю, пышно и ярко цветут липы, разнося по округе свой сказочно-волшебный, тонко-сладкий аромат лета. А ещё июль восточные славяне именовали страдником, сенозарником и грозником. Июль – горячее для крестьян время, ведь полевая страда в самом разгаре. С раннего утра, едва только начинало светать, жители сёл и деревень сообща выходили на поля косить сено.

C той далёкой поры до нас дошла поговорка: «Чем росистее трава, тем легче косить». Это был очень тяжёлый труд, к тому же во время сенокоса крестьян вовсю донимали больно жалящие оводы и слепни. И недаром в русском языке слова «страда» и «страдание» одного корня. К тому же нужно было спешить и торопиться, пока стояла жаркая и сухая погода, ибо июль славится своими грозами с порывистым ветром и дождями, которые внезапно могут сменить погожие летние деньки.

В самом начале месяца, 1 июля, наши далёкие предки отмечали Ярилин день – один из самых важных летних языческих праздников восточных славян. Ярило – славянское божество молодого солнца. Его приход символизировал окончание весны: Лето становится законной хозяйкой Времени, вступая в свои права. Кстати, само имя Ярилы сохранилось в славянской топонимике, стоит только внимательно приглядеться. Так, в соседней с Россией Белоруссии есть река Ярынь и Ярыловая роща. В России же имеется Ярилова долина на Владимирщине и Ярилово поле в Костромской области. У тех же костромичей «яр» в стародавние времена означал «пыл и жар», что указывает на древнюю этимологическую связь понятия с солнечным божеством. Да и поле пшеницы в ряде регионов российского нечерноземья именовалось ярицей.

По народным поверьям, Ярило наделял природу в первый день июля своей живительной силой, и потому жители сёл и деревень спешили с самого раннего утра умыться прохладной и чистой росой, которая считалась особенно целебной. Этой же росой старались окропить свои жилища и поля, чтобы придать им силу и мощь Ярилы.

Во второй половине июля, 20-го числа, славяне праздновали День Перуна. Это был необычайно важный и значимый праздник для всей общины, но прежде всего, конечно, для её мужской части, ведь Перун-громовержец был олицетворением мощных и грозных сил самой матушки-Природы. Можно даже сказать, что летний Перунов день был своеобразным мужским «профессиональным» праздником, таким, каким для нас сейчас является праздник 23 февраля.

В Перунов день способные держать в руках оружие мужчины приходили к капищу, на котором размещалось вырезанное из дерева (реже из камня) изображение бога-громовержца, и освящали своё оружие: мечи, ножи, доспехи. Поминали и павших на поле боя своих предков и соплеменников. Рядом с капищем волхвы племени возжигали девять ритуальных костров: восемь по кругу и один в середине. В этом огненном круге, посвящённом богу Перуну, воины сражались на мечах и кулаках, показывая роду свою молодецкую удаль, силу, выносливость и сноровку. Сражались, конечно же, не насмерть, но зачастую до первой крови. Выйти в такой огненный круг было делом хотя и почётным, но непростым: победитель мог нанести проигравшему весьма ощутимые и болезненные удары. Зато тот из мужчин, кто из-за собственной робости и страха так и не решался вступить в Перунов день в пределы огненного круга и показать всем, на что он способен в бою, подвергался всеобщему презрению и осмеянию.

В Перунов день происходил и обряд посвящения молодых отроков в мужчины. Перед началом трудной череды испытаний волхвы укладывали подростков на землю с закрытыми глазами. С этого момента и до окончания ритуала никто, кроме жрецов, не имел права с ними разговаривать: отроки считались как бы умершими для мира людей, а после успешного прохождения инициации должны были возродиться для племени уже полноправными членами рода. В ходе второго испытания будущие воины должны были с завязанными глазами найти путь к родовому столбу (или заранее выбранному дереву), удалённому от них на расстояние 30–40 метров. Суть состязания заключалась в умении ориентироваться на местности, используя лишь собственные слух и осязание. На третьем задании его участники должны были среди россыпи разнообразных вещей отобрать самые нужные для воина в бою и ответить на ряд сложных, но разрешимых вопросов-загадок.

Наконец, в ходе итогового, четвёртого состязания молодёжь должна была остаться целой и невредимой после устраивавшейся на них импровизированной «охоты»: испытуемые должны были уйти от погони, скрытно и незаметно проскользнуть через цепь часовых и вернуться к месту начала состязания, коснувшись листьев священного родового дерева. Только после успешного прохождения всей череды испытаний молодые люди «возвращались» волхвами для рода, но уже в качестве его полноправных защитников – сильных и ловких, отважных и смелых воинов. Ну а после в поле устраивался роскошный и весёлый пир c неизменными хороводами, песнями и, конечно же, угощением для всех жителей от мала до велика.

...Как известно, худой мир лучше доброй ссоры. И хотя нашим далёким предкам, как и большинству народов той эпохи, приходилось воевать весьма часто, мирное время, посвящённое возделыванию земли, каждодневным трудам и заботам, славяне ценили всё-таки больше военных баталий. Невероятно, но факт: в начале XXI века Организация Объединённых Наций (ООН) учредила в 2011 году на исходе июля Международный день дружбы, отмечаемый 30-го числа.

Дмитрий Зелов

Фото© Shutterstock

Теги: , , ,