Завеса между мирами

Очередной раскат грома прокатился по округе. Гроза бушевала уже третий час подряд, не давая мне заснуть. Проворочавшись ещё пару минут, я понял, что Морфей не собирается ко мне сегодня приходить, и привстал. Скользнув взглядом по прикроватному столику, где рядом с ночником лежал многократно перечитанный томик Николая Васильевича, я окончательно утратил желание спать и встал с постели. Неторопливо обойдя комнату и приоткрыв на пару мгновений окно, чтобы вдохнуть свежий загородный воздух, я остановил свой взор на старом серванте. Хлипкая дверца со скрипом отворилась, и передо мной предстало множество разнообразных занятных вещиц, которые я откладывал на потом в надежде когда-либо уделить им время. Здесь были старые фотографии, потрёпанные карты таёжных лесов, причудливые камушки из разных уголков света и… вот они, старые тетради отца. Именно то, что нужно в такой час. Взяв верхнюю тетрадь из стопки, я закрыл дверцу серванта и сел в кресло. Чёрный кожаный переплёт немного обтрепался, но всё ещё выглядел изящно и изыскано. Устроившись поудобнее и сделав глубокий вдох, я начал перелистывать страницы. Разнообразные мистические рисунки соседствовали с вклейками из каких-то книг. Точные схемы чередовались со спешными набросками. Часть текста была написана неразборчивым торопливым подчерком, и можно было прочесть лишь отдельные слова, вроде «макрокосм», «знаки», «положение звёзд» и тому подобного. Но, к счастью, другие фрагменты были написаны с большей аккуратностью, и прочесть их было вполне возможно.

Последующие полчаса я провёл, изучая раздел о нумерологии и влиянии даты рождения на судьбу человека. Текст был определённо интересен, но стоило мне перевернуть страницу, как я увидел куда более интригующее меня название – «Завеса между мирами». С замиранием сердца я прочёл первые строки. «В иные моменты, при схождении благоприятных знаков и выполнении строгих условий, человек может ненадолго заглянуть через завесу разделяющую миры, узрев, что происходит по ту сторону». Далее прилагался спешно набросанный рисунок, скорее всего, символизирующий границу миров. Ниже располагался перечень необходимых условий для попытки заглянуть за завесу. Первое – время между тремя и четырьмя часами ночи. Глянув на часы, я убедился в удачности моего замысла последовать советам из тетради отца. Второе – полная луна. Подойдя к окну и подождав, пока среди туч проглянется сияющий диск, я убедился в соблюдении и второго условия. Третье – гроза. Похоже, сегодня мне было предначертано заглянуть именно в эту тетрадь. Четвёртое и пятое – кристально чистый разум и чёткая цель. Данные условия были вполне понятными, хоть и требовали небольшой подготовки. Пробежав глазами располагавшийся внизу страницы порядок действий, я отложил тетрадь в сторону и подошёл ближе к окну. Постояв ещё пару минут и собравшись с духом, я сел на пол и, закрыв глаза, начал приводить мысли в порядок. «Кристально чистый разум, кристально чистый разум, кристально чистый разум…». Не так-то просто было этого добиться, но я справился. Все мысли улетучились, оставив после себя необъятную пустоту. Моё состояние начало походить на транс, но в то же время я стал намного сильнее ощущать всё происходящее вокруг. Звуки дождя и ветра, раскаты грома, в какой-то момент я как будто даже начал различать таинственный звук циркулирующих вокруг потоков энергии. Но внезапно все звуки притихли, и я почувствовал, что должен открыть глаза. Распахнув очи, я увидел в оконном стекле образ. Невероятно знакомый образ.