К 220-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

Ветрено, сыро, холодно, дожди. Лето 1836 года выдалось неласковым. Весь этот год Пушкин жил в кредит, надеясь на будущие доходы от своего «Современника». И друга Нащокина просил: «…деньги, деньги! Нужно их до зареза». 1 июня подписал два заёмных письма – на 5000 и 3000 рублей сроком на полгода. Эти деньги под проценты занял у дальнего родственника – известного игрока князя H.H. Оболенского. Теперь можно было переехать на Каменный остров на дачу!

Только недавно родилась их дочь Наташа. И хотя Наталья Николаевна, восстанавливавшая силы, не спускалась к гостям, Александр Сергеевич пригласил парижского литератора Леве-Веймара. Вечер удался, и французу показалось, что дом Пушкина – «весёлое жилище», где поэт «с молодой семьёй и книгами, окружён всем, что любил». Быть может, так оно и было. Но главное – никто и ничто здесь не мешало Пушкину работать. «Настоящее место писателя есть его учёный кабинет <…> независимость и самоуважение одни могут нас возвысить над мелочами жизни и над бурями судьбы», – не случайно заметил поэт в июле 1836 года. Здесь, на каменноостровской даче, работал он над большим историческим романом и писал, снова писал стихи:

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Всё это, видите ль, слова, слова, слова.
Иные, лучшие, мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа –
Не всё ли нам равно? Бог с ними.
Никому
Отчёта не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.
– Вот счастье! вот права...

Сначала стихотворение это назвал он «Из Alfred Musset». Подумал, и «неблагонадёжного» Мюссе заменил на Пиндемонте. Итальянского поэта Ипполито Пиндемонте в России мало кто знал, и это было как раз то, что нужно. По сути – мысли близки Горацию. «Из Горация»? Нет. Гадайте, критики и литературоведы. «Чёрт догадал меня родиться в России с душою и с талантом!..» – в сердцах бросил он в письме жене. Но Господь милостив, какое это счастье для нас!

К СЛОВУ

Если хотите прожить счастливо, живите «по Пиндемонте» – раскрыв тайну зашифрованного стихотворения Пушкина.

Ирина Карпенко

Иллюстрация: В. Садовников. Вид Каменноостровского дворца. 1847