«Отцовство» Фёдора Волкова в отношении русской Мельпомены установил в своё время «отец» отечественной критики Виссарион Белинский. Определение это, а также звание первого русского актёра Волков заслужил благодаря своей подвижнической жизни. В ней много загадок, легенд, а порой и детективных сюжетов. Хотя занят он был всего лишь превращением российского сценического искусства из любительского в профессиональное.

«ДЛЯ НАВЫКА В БУХГАЛТЕРИИ И ТОРГОВЛЕ»

Доподлинно известно, что родился Фёдор Волков в Костроме в семье небогатого купца, занимавшегося торговлей, но вот когда?.. Согласно энциклопедическим данным, 9 февраля нам следовало бы отметить его 290-летие. Но в середине 50-х годов прошлого века советскими историками были проведены архивные изыскания, из которых следовало, что Волков родился не в 1729-м, а в 1728 году (см. «Ф.Г. Волков и русский театр его времени». Сборник материалов. М., 1953). Однако несомненная достоверность с великим трудом добытых сведений почему-то убедила не всех историков театра: одни упорно продолжают ставить в различных изданиях 1729 год, а другие приняли поправку. Хотя по прошествии без четверти трёх столетий не так уж важно, был Волков на год старше или моложе.

Итак, Фёдор был старшим сыном небогатого костромского купца Григория Ивановича. Было ещё четыре брата, в год рождения последнего – Григория – отец скончался. Вдова Матрёна Яковлевна в том же, 1735, году переехала с детьми в Ярославль. Здесь она вторично вышла замуж – за престарелого вдового купца Фёдора Полушкина, также имевшего детей. Полушкин владел серными, купоросными заводами, был человеком доброго и широкого нрава, уже в преклонном возрасте всерьёз задумывался над тем, кому передать своё дело и капиталы. Привлёк к сотрудничеству трёх старших пасынков. 15-летний Фёдор вёл заводскую отчётность. Он подписывался за неграмотного отчима, именуя себя по-разному – пасынком, товарищем, компаньоном, компанейщиком, а Полушкина – отчимом и отцом.

Выдающийся русский просветитель Н.И. Новиков стал первым биографом Волкова, написав о нём статью для своего «Опыта исторического словаря». Он и поведал, что Волков с самых юных лет «пристрастно прилежал к познанию наук и художеств». Кроме того, заметил Новиков, «проницательный и острый ум споспешествовал ему без всякого можно сказать предводителя доходить в оных до возможного совершенства».

Состоятельный отчим Волкова «предводителем», конечно, не был, но средств на образование своего способного пасынка (как, впрочем, и остальных) не жалел. Фёдор учился у пастора герцога Бирона, жившего в то время в Ярославле в ссылке. От него и усвоил немецкий язык, которым в дальнейшем владел свободно. Продолжать образование Полушкин отправил Фёдора в Москву. По одним свидетельствам, в Заиконоспасскую академию, в которой обучались дети всех сословий. Другие исследователи высказывают предположение, что как сын заводчика он учился при одном из заводов: ещё при Петре I при крупных промышленных и торговых предприятиях были учреждены школы. Школа эта была или академия – теперь вряд ли удастся установить, однако можно ручаться, что именно здесь Волков пристрастился к сценическому искусству. В том неизвестном нам учебном заведении постоянно устраивались представления религиозных драм и комедий Мольера. Кроме того, в Москве в дни пребывания двора давались итальянские оперно-балетные спектакли, разыгрываемые итальянскими актёрами.

В 1746 году отчим Полушкин отправил Фёдора на какое-то время «для навыка в бухгалтерии и торговле» в Петербург в одну из немецких контор. Волков побывал со своим хозяином-немцем в придворном театре, где в это время пела итальянская опера. Постановка сильно подействовала на впечатлительного юношу, и он, по словам одного из своих биографов К.Д. Головщикова, «духовное существо» отдал театру. Волков свёл знакомство с актёрами, проник за кулисы и постарался изучить «театральную премудрость»: срисовывал декорации, делал чертежи, снимал модели, рассматривал театральный механизм, изучал, насколько тогда было возможно, теорию сценического искусства и вникал в режиссёрскую деятельность. Отчим знал о его увлечении искусством и относился к этому как к забаве, видя в смышлёном пареньке своего преемника. Как знать, сколько лет Фёдор Волков «находился бы в Москве в науках», если бы не смерть Фёдора Полушкина. В связи с приёмом имущества Волкову срочно пришлось прервать учёбу. С этого времени полушкинские заводы стали официально именоваться заводами «Фёдора Волкова с братьями». Участие в их управлении стало для Волкова хорошей административной школой, а также обеспечило его материально, что позволило заняться впоследствии главным делом жизни – театром.

Карина Шумейко

Продолжение читайте в №3/2019 журнала «Тёмные аллеи»