shutterstock_56778166В разные времена здесь обитали киммерийцы, тавры, греки, скифы, сарматы, хазары, половцы, ногайцы… Эта земля щедро кормила и своих, и пришлых.

 Принесённые морем

Тарханкут… В этом слове слышится гортанный говор скифов, чувствуется терпкий аромат полыни, тебя словно овевает горячим дыханием степи, где сухие ветры нашёптывают сказки о городах, ушедших в облака… Здесь каждый холм кажется древним курганом, хранящим сон воинов древности и тайны. Скифия! Так называли эти края древние греки. Здесь всегда жили особенные люди. Сохранились предания о древних сатархах, совершавших пиратские набеги на храм Ахилла, расположенный на острове Березань, о контрабандистах, прятавших сокровища в местных пещерах и гротах, о казаках, скрывавшихся в прибрежных скалах. В разные времена здесь обитали киммерийцы, тавры, греки, скифы, сарматы, хазары, половцы, ногайцы…

Особенностью Тарханкута являются ветры – бризы, меняющие направление два раза в сутки. Дневной бриз дует с моря на сушу, ночной – с суши на море. Море принесло на берега Тарханкута корабли первых греческих поселенцев.

Земля эта щедро кормила и пришлых, и своих. Возникали города, смешивались расы и народы, кипела и затихала жизнь, оставляя после себя каменные гробницы и лабиринты полуразрушенных фундаментов.

В районе Тарханкута известно больше двадцати античных городищ. Их эллинские названия мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Исследователи называют древние города северо-западного Крыма по возникшим на их месте спустя столетия новым поселениям, крымско-татарским и славянским: Беляус, Панское, Тарпанчи, Маслины, Ойрат, Джарылгач, Караджа, Кульчук…

Не затерялся в веках только Калос Лимен (Прекрасная гавань), возникший в 3–4 веках до н. э. на месте нынешнего посёлка Черноморское. Это было третье по величине поселение в составе Херсонесского полиса; не случайно о нём говорится в знаменитой «Присяге херсонеситов». В пору расцвета Прекрасную гавань окружала мощная крепостная стена с башнями, за которой безбедно жили около 1200 эллинов. В 1 веке до н. э. город захватили скифы, но не разрушили, а укрепили рвом и, смешавшись с греками, продолжили выращивать хлеб и виноград.

Два тысячелетия назад эта дикая степь колосилась золотым раздольем пшеничных полей. Они не только кормили всю греческую Тавриду. Крымская пшеница необычайно ценилась за свои вкусовые качества, и тысячи амфор, наполненных зерном, плыли на кораблях в Элладу.

 Свободный край

А вот другое обиталище древних греков – Кульчук – удивляет археологов найденными здесь монетами: они по большей части не херсонесские, а из мест весьма отдалённых, например, с острова Лесбос. Возможно, в этом повинны… древние контрабандисты. Каждый житель древнегреческого государства Херсонес приносил присягу, в которой так и говорилось: «…и хлеб вывозной с равнины не буду продавать и вывозить в другое место с равнины, но только в Херсонесе». Но, видимо, во все времена находились люди, для которых вес собственного кошелька был важнее законов и интересов страны.

Тайком вывозить хлеб из Калос Лимена было неудобно и рискованно из-за бдительных херсонесских чиновников. А вот из более отдалённых поселений, таких как Кульчук, могли выходить в море суда с зерном и перегружать его на корабли контрабандистов. Те же рассчитывались не местной монетой, а деньгами, довольно редкими в этих краях. Выходит, контрабандистским традициям Тарханкута ни много ни мало две тысячи лет!

Понятия свободы и степных просторов заключены в самом названии «Тарханкут». В истории Древней Руси слово «тарханный» означало «несудимый». В пору владычества Золотой Орды тарханная грамота выдавалась ханом в знак особого благоволения и давала её владельцу право на освобождение от различных повинностей и обязанностей.

Но Золотая Орда с гиканьем и звоном сабель растаяла в пыли веков, а тарханные грамоты на Руси…остались! Вплоть до эпохи царя Алексея Михайловича они выдавались как особый вид жалованных грамот, предоставлявших патриарху, архиереям, монастырям, князьям и знатным боярам не быть судимыми никем, кроме государя, и не платить податей. Так и повелось: Тарханкут – свободный край!

 Кто смел – тот и съел

Коренные жители полуострова с гордостью именуют себя потомками джайманов – свободолюбивых людей с крутым нравом, выходцев из села Караджи. К слову, «караджа» по-тюркски означает «косуля». Возможно, поэтому при переименовании на русский лад село и получило название Оленёвка. О джайманах в исторических источниках говорится так мало, что кое-кто считает их отдельным малочисленным народом.

На самом деле, их история началась в 1784 году, когда по велению князя Потёмкина часть земель Тарханкутского полуострова, обезлюдевших после присоединения Крыма к России, была передана генерал-майору Василию Степановичу Попову. Кстати, он был заведующим канцелярией фаворита императрицы. Сообразительный чиновник одним из первых среди российских дворян создал в западном Крыму Тарханскую и Тархан-Сарыгольскую дачи, построил большой господский дом, сохранившийся до наших дней, разбил фруктовый сад у моря, развивал животноводство… Чтобы хозяйство процветало, нужны были рабочие руки. Недолго думая, Василий Попов велел переселить на Тарханкут своих крепостных крестьян из Мелитопольской и Полтавской губерний. Именно эти славяне-переселенцы и получили вскоре прозвище «джайманы», что означало «общинные воры», «разбойники». Ведь на новое место жительства отправляли чаще всего неуживчивых, бунтарского характера крестьян, а заодно и всякий антисоциальный элемент.

Особенный менталитет обитателей Караджи передавался из поколения в поколение. Они бунтовали при царе-батюшке, сопротивлялись коллективизации в пору становления советской власти и не давали спуску фашистам во время Великой Отечественной войны.

…Ранним июльским утром 1943 года рыболовецкая моторная шхуна из Караджи вышла на промысел в Чёрное море под присмотром вооруженного немецкого сержанта. Никто из врагов не знал, что не только хамса и камбала гуляют в здешних водах, но и «щука», то есть советская подводная лодка Щ-201, которая в это время проводила разведку. То-то перепугался немец, когда прямо у него перед носом показался перископ! Лодка быстро всплыла, из люка высыпала группа захвата и в считанные минуты переправила всех людей из баркаса на борт. Немец хотел было спастись вплавь, но его выловили, а баркас затопили. И всё это на глазах у обалдевших фашистов, обедавших на берегу! Пока те вызвали авиацию, лодка была уже далеко, и глубинные бомбы напрасно тревожили морскую гладь. Так потомки непокорных тарханкутских джайманов стали первыми крымчанами, освобождёнными от немецкой оккупации. А подлодка Щ-201 продолжила воевать, уничтожив и подбив за годы войны двенадцать кораблей врага…

Ритта Козунова

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в январском номере (№1, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,