Неприветлив мыс Челюскин, граница обитаемого мира. Но и здесь теплится жизнь.

Сюда можно приплыть на корабле. Прилететь на вертолёте с военными или геологами. Добраться с вездеходными экспедициями, которые во множестве устремляются сюда, к самой северной точке континента.

А можно совсем просто: пешком, на лыжах или на лодке, по рекам, на что решаются лишь самые опытные и безрассудные путешественники.

Здесь сходятся воды морей Карского и Лаптевых. Вечный день и вечная ночь. Пугающие бескрайние просторы тундры и Ледовитого океана. Белый медведь чувствует себя тут полноправным хозяином, а летом, когда открывается вода, прямо у берега можно увидеть плавные танцы белух.

…20 мая 1742 года штурман Семён Челюскин на собачьей упряжке достиг этой самой северной точки Евразии. Он записал в путевом журнале: «Погода пасмурная, снег и туман. Приехали к мысу. Сей мыс каменной, приярой, высоты средней, около оного льды гладкие и торосов нет. Здесь именован мною оный мыс: Восточный Северный. Поставил маяк – одно бревно, которое вёз с собою».

Открытие Челюскина опередило географическую науку и время.

Век спустя по Таймыру путешествовал будущий академик Александр Миддендорф. Он и предложил дать мысу имя Челюскин.

В 1932 году здесь, на пустынном берегу, был построен жилой дом с радиостанцией и небольшим машинным отделением – полярная станция «Мыс Челюскин».

Прибывшая в навигацию 1934 года третья смена полярников под руководством Ивана Папанина состояла уже из 35 человек. Станция превратилась в хорошо оборудованную научную базу.

Ещё в 60–70-е годы прошлого века её штат насчитывал более ста человек. Настоящий жилой посёлок со своей почтой, детским садом, аэропортом, теплицей. Здесь побывало множество геологов, путешественников и исследователей Арктики – ведь до Северного полюса отсюда всего 720 миль. Молодёжь мечтала попасть сюда…

…Ничего этого больше нет. Караваны судов давно ходят проливом Вилькицкого. А тут – опустевшие дома с чёрными выбитыми глазницами. С крыш свисают шапки искрящегося снега. Торчат горы ржавых бочек и металлолома. Всё, что титаническими усилиями было завоёвано нашими предками, сейчас в запустении. Большего легкомыслия по отношению к Арктике страна себе ещё никогда не позволяла.

Но есть люди, на которых Арктика держалась и всё ещё держится. Больше 18 лет, до 1986 года, возглавлял станцию Николай Дмитриевич Тюков. 18 лет зимовал Николай Ярославович Ковальчук; они с супругой вырастили здесь сына, привезя его на мыс Челюскин в годовалом возрасте. В тяжелейшие 1990-е годы благодаря Ковальчуку не прервалась программа наблюдений. В 2008 году станцию принял под своё начало Сергей Алексеевич Охрименко.

– Мне бы трактор сюда, чтобы я мог весь мусор подготовить для вывоза, – по-хозяйски говорит он. – Надо относиться к Арктике по-человечески!

Александр Обоимов, руководитель кордонной службы национального парка «Русская Арктика»

Фото автора

Теги: , ,