В предместье столицы австралийского штата Виктория находится уникальный сад скульптур, созданный Бруно Торфсом. Это светлый, радостный и фантастичный мир. Статуи Бруно нетрудно принять за живых людей и сказочных существ, разбредшихся по тропинкам его скромных владений: гномы, посмеивающиеся над чем-то своим под сенью древовидного папоротника, пианист, взметнувший руки над замшелой клавиатурой, да так и не удосужившийся взять задуманный аккорд, девушка, напоминающая Офелию в челноке, навеки причалившем к берегу ручья…

В день моего приезда сам скульптор Бруно оказался в мастерской и очень удачно для меня устроил себе короткий, но вполне достаточный для экспресс-беседы перерыв, вышел к гостям, продемонстрировав попутно знание нескольких русских слов. Выяснилось, что над своим парком он трудился больше двенадцати лет. Несколько раз собирался остановиться, страшась скульптурного перенаселения его владений, но приходили новые замыслы, и городок продолжает расти. 

Ступив на сказочно-скульптурную стезю, Бруно столкнулся заодно с трудностью, малознакомой его собратьям по ваянию из менее просторных стран. В перенаселённой Европе подобную затею смог бы позволить себе разве что мультимиллионер, способный выложить галактического масштаба сумму за столь обширный по площади кусок дикой природы. Но относительно доступные цены на австралийскую землю сочетаются с немалыми трудностями при попытках освободить её от эвкалиптов, древовидных папоротников и прочей флоры по своему замыслу и усмотрению.

Избавиться от мешающих деревьев здесь задача не из лёгких. Притчей во языцех для русскоязычной колонии Мельбурна стала, например, некая бывшая советская дама, купившая по незнанию участок для особнячка вместе с растущей на нём пальмой. Поскольку задуманная стройка с этим творением природы никак не совмещалась, то владелица земли собралась
попросту срубить дерево. Увы, консультации с юристом показали, что в этом случае можно угодить в объятия защищающего флору закона и заплатить многотысячный штраф. Выкопать раскидистое украшение участка и перевезти куда-нибудь подальше опять же не удалось, поскольку эта процедура тоже немалых денег стоит. Пришлось выставить площадку на продажу вместе с пальмой, но купить никто не поспешил, так как с подобными приложениями к земле ушлые старожилы связываться не желают. Но то, что для незадачливой застройщицы во вред, для скульптора-фантаста обернулось непростой, но всё же счастливой возможностью расселить своих причудливых персонажей по закоулкам своего парка, добиваясь их симбиоза с купленным уголком дебрей… 

Бруно Торфс не только странствовал по своему континенту, но и объехал полмира. Перуанские мотивы сменяются фантазией на темы Дон Кихота, заклинатель змей – мальчиком на спине пантеры, напоминающим Маугли, а чуть подальше – статуя девочки, оседлавшая сказочного единорога.

Я спросил скульптора, не приходило ли ему на ум описать своей сказочный сад в романе-фэнтези. Уж очень не походят они на случайную компанию статуй, скорее напоминают персонажей единого, хотя и не записанного на бумаге, повествования. Бруно улыбчив и осторожен в словах: «Может быть, потом, когда-нибудь, сейчас много работы, а потому прошу меня простить».

Олег Дзюба

Продолжение читайте в №1/2018 журнала «Чудеса и приключения», стр.66-69

 

Теги: , ,