В начале XIX века мощный ураган потряс пуританское общество викторианской эпохи: в Лондоне в Кристал Пэлас были выставлены первые репродукции найденных в апреле 1819 года древних индийских росписей из пещер Аджанты. Изысканная чувственность фигур сразу стала предметом самых противоречивых споров, какие только может породить творение искусства.

Знатоков поразил сам факт обнаружения того, что должно было исчезнуть.

Почему?

Первая причина – климат, влажный и жаркий, не оставляющий никаких надежд на сохранение настенных росписей. Так же как, например, в Венеции яркие фрески на стенах дворцов обречённо блекнут уже через год, а потом и вовсе бесследно растворяются то ли в искрящихся водах каналов, то ли в золотисто-голубых небесах.

Вторая – необыкновенное изящество живописи, уходящей корнями в глубину веков.

Поначалу думали, что всё это роскошество создали монахи, теша своё одиночество в свободное время сезона дождей. Но позднее установили, что работали профессиональные художники, передавая своё искусство из поколения в поколение.

Ну и третья причина изумления – это то, что пещеры Аджанты вырыли во втором веке до н. э. и забросили в седьмом!

Древние, предаваясь утончённым удовольствиям, превратили жизнь в искусство, плодами которого должен был наслаждаться повелитель и никто другой. Никому не дано было право лицезреть эти наполненные эротизмом образы, они должны были сгинуть в джунглях вместе с деревянными стенами княжеских дворцов, вместе с изяществом и романтикой мироощущения их творцов.

Надпись в одной из самых древних пещер Аджанты гласит, что человек должен возводить памятники долговечные, как Солнце и Луна, ибо он будет наслаждаться раем столько, сколько на Земле жива память о нём. А надпись V века, когда Европа переживала ранее средневековье и варварские войны, сообщает: «То, что вы видите здесь – это поразительный образец искусства и архитектуры, возведённой в прекраснейших скалах мира. Пусть этим горам, которые хранят такое множество пещерных храмов, будут надолго дарованы мир и спокойствие».

Фрески Аджанты называют «энциклопедией чувственности». Действительно, сколько страсти в этих сказочных полотнах. Остаётся только посочувствовать буддийскому монаху, который круглосуточно находился в состоянии плотского искушения. Хотя ходят же они по битому стеклу, вонзают в себя ножи. И ничего!

Возможно, только определённый философский настрой и тантрическая версия буддизма могли допустить такую хвалу женщине и чувственности. Это была, по-видимому, признанная часть мира ценностей, свойственных индийской духовности.

Об обожествлении женщины красноречиво говорит хотя бы то, что у прекрасной половины искусствоведы насчитали до 240 разных форм причесок!

Миф и легенда, люди и животные, земное и небесное – всё участвует в общем потоке жизни, всё ликует от её полноты, переливается через край, пронизано её дыханием, каждый лист трепещет радостью бытия; и зритель, находящийся в центре, играет главную роль. Всё изобилие живых существ, предметов и деталей архитектуры объединено единым ритмом композиции и красочной гаммы. Линии горизонта нет. Любовь и радость жизни без конца и края!

Среди пышной растительности, в окружении животных, божеств, музыкантов, поэтических небесных певиц с танцовщицами и должна протекать жизнь людей.

Но, увы, сладостная томность, ясные взгляды и нежные жесты напоминают о мире, угасшем тысячу лет назад. И лишь вечное искусство, его красота и чувственность воскрешают из небытия этот страстный гимн любви к жизни!

Игорь Михайлов

Фотография — shutterstock.com ©

Теги: , , ,