Этот человек стал одним из первооткрывателей крупнейшего месторождения золота в Советском Союзе. Он показал нам прекрасный и яростный мир Крайнего Севера, огромную территорию, притягивающую романтиков всех времён. Он открыл сокровенные тайны профессии геолога и сделал её невероятно притягательной. Творчество Олега Куваева, автора культового романа «Территория», остаётся манящей вершиной не только для поколения 60–70-х годов прошлого века.

Загадка Олега Куваева (1934–1975) кроется в том, что за прошедшие с момента его ухода в мир иной более четырёх десятилетий интерес к творчеству и личности этого писателя не только не ослабел, но наоборот, даже заметно усилился. Сколько было в Советском Союзе писателей, издававшихся многотысячными тиражами?! Очень и очень много. Ирония судьбы в том, что имён большинства из них сейчас никто и не вспомнит. На слуху осталось лишь несколько десятков имён, зато проверенных временем и читательским интересом, который зачастую есть самый лучший и верный барометр. Куваевская проза как раз и принадлежит к числу таких счастливых исключений.

Ведь по сути «Территория» – повествование о вечном. О том, как в суровых, экстремальных условиях (реалиях Крайнего Севера в контексте романа) с человека быстро слетает вся внешняя, наносная шелуха и остаётся ядро – самая суть. Природа беспристрастно и неизбежно проверяет всех и каждого не только и не столько на прочность, сколько на человечность. И потому самый знаменитый роман Куваева о вечных ценностях: о любви и ненависти, о дружбе и предательстве, о верности данному слову и избранному по жизни пути. Словом, именно о том, что мы во многом так нелепо утратили с крушением великой империи, и оттого куваевская проза так притягательна и в наши дни.

Олег Куваев прекрасно знал, о чём писал. Он был плотью от плоти своей эпохи, принадлежал к поколению тех самых бескорыстных и во многом наивных романтиков-мечтателей, отправившихся во имя великой цели на освоение просторов великой страны. Будучи по образованию геофизиком, он исходил с геолого-разведывательными экспедициями практически весь Крайний Север Советского Союза. Его опыт и знания были настолько объёмными, а авторитет настолько сильным, что, ещё не перешагнув тридцатилетний рубеж, он уже руководил умудрёнными жизнью людьми, возглавив в начале 60-х годов XX века геофизические исследования на острове Врангеля, на дрейфующих льдах Чукотского и Восточно-Сибирского морей.

Загадка обаяния и притяжения прозы Куваева как раз и состоит в том, как он, будучи весьма молодым человеком и никогда по сути профессионально не занимаясь литературным творчеством, смог создать произведения, читать которые интересно и сегодня, несмотря на произошедшую в стране с момента их написания смену эпох и ценностных ориентиров. Видимо, Олег Куваев обладал тем редким писательским даром, который позволял ему не скатываться в бытописательство (чем, увы, грешили и грешат многие его собратья по перу), а создавать действительно историю, достойную быть напечатанной. То есть переосмыслить реальность настолько творчески, чтобы в преображённом в пространстве художественного текста виде она заиграла бы всей палитрой красок, вместилась бы туда максимально полно и достоверно. Для этого писателю непременно нужно тонкое авторское чутьё, равно как и блестящее владение языком и стилем – качества, которые Куваев на протяжении своего литературного творчества постоянно оттачивал и совершенствовал.

Но написать действительно хорошее и стоящее произведение – это, как не понаслышке известно каждому берущемуся за перо, только часть дела. Пробиться к читателю, завоевать его сердце, получить путёвку в жизнь от придирчивых и своенравных издателей – путь невероятно трудный и тернистый. Загадка, но каким-то невероятным образом Олегу Куваеву весьма легко удалось его преодолеть: видимо, сказалось особое обаяние его личности, под которое попадали практически все, кто с ним близко и тесно общался.

Олег Куваев в чём-то схож с Джеком Лондоном: они оба едва перешагнули сорокалетний рубеж, творили истово и страстно, предельно искренне и честно, не щадя себя. И тот и другой многие годы «болели» романтикой путешествий, стремясь как можно больше увидеть, открыть и изведать. И оба на этом пути невероятно много повидали, исходили-изведали каждый в своей стране труднодоступные северные территории, общались с встречавшимися на их пути самыми разными людьми, что затем находило отражение в их блестящих произведениях.

Максим Суханов

Продолжение читайте в №7/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,