Удивительная одиссея мореходов по буйному некогда Аральскому морю

Шхуны Аральской экспедиции. Рисунок Тараса Шевченко. 1848 г.

К лету 1881 года негоциант Кривожихин прослышал, что в Хиве дёшев хлеб. В ту пору в Хивинское ханство никаких дорог с севера, кроме караванных троп через пески, не было. Имелся, правда, прямой водный путь. Но для этого следовало пересечь почти всё Аральское море с севера на юг (250 вёрст), войти в устье Амударьи и плыть вверх по течению ещё 300 вёрст. Предприятие рискованное. Арал ещё оставался малоизученной акваторией.

Новый Магеллан

Его первое гидрографическое описание, составленное экспедицией капитан-лейтенанта А.И. Бутакова, появилось только в 1848 году. Опытный моряк к тому времени уже совершил «кругосветку», пережил жесточайшие шторма в Индийском океане, но был поражён буйством Арала. «Ветер здесь крепчает вдруг, разводит огромное волнение, – писал он родным в Кронштадт. – Налетел страшный шквал с градом. Потом во всю ночь ни ветер, ни волнение не смягчились нисколько; и мы обязаны спасением единственно Божьему милосердию».

Подобных записей у Бутакова десятки.

«Я обрыскал всё Аральское море, нашёл богатейший пласт каменного угля, нашёл в середине группу островов, из которых наибольший занимает пространство около 200 квадратных вёрст… На острове ещё не бывала человеческая нога, и он представляет все элементы блаженства: покрыт лесом и имеет свежую воду в копанях… Тьма непуганых сайгаков, множество диких гусей, уток, бакланов, куликов… Сайгаки с удивлением смотрят на людей, подпускают к себе очень близко и не разбегаются даже после выстрела… На острове этом две чудеснейшие бухты… Рыба здешняя – осётры и сомы… Рыбы этой здесь тьма: она плавала спокойно от сотворения…» Острову дали имя Николая I.

Бутаков провёл в Туркестане ещё несколько экспедиций: совершил второе плавание по Аралу, изучил низовье Сырдарьи, исследовал и описал обширную дельту Амударьи. Именно благодаря ему появились первые достоверные карты Аральского моря с точным обозначением береговой линии, островов, с указанием глубин и мелей. Современники заслуженно называли его «Магелланом Аральского моря».

Хождение в Хивинское ханство

Карты появились, но наладить регулярное судоходство по Аралу тогда не удалось из-за капризного, непредсказуемого характера моря-озера. Кривожихин представлял себе, чем рискует. И всё-таки 13 июня с командой из пяти человек – три работника и два проводника – на паруснике водоизмещением 30 тонн (суда эти на Арале называли кусовыми) вышел в море. На борт взяли трёх ишаков и большой запас пороха, провианта, одежды. Через полмесяца достигли цели. Вот только цены на зерно на хивинских базарах оказались высокими. Так и не заключив ни одной сделки, купец отправился в обратный путь. На случай торговой неудачи у него имелся запасной вариант: зайти на остров Николая. Там, по его сведениям, были большие природные залежи извести. Он рассчитывал выгодно продать её в Казалинске.

В июле бросили якорь в удобной бухте. Белые глыбы известняка, усеянные птичьими гнёздами, заметили ещё издали. На ишаках перевезли к берегу и погрузили на судно две тысячи пудов породы. Можно тронуться в обратный путь, да пришлось ждать попутного ветра.

Валерий Нечипоренко

Продолжение читайте в июльском номере (№07, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: ,