«Это был не человек, а дьявол! Сам дьявол во плоти, и никак иначе!» Так говорили рыбаки Азорских островов. Человек, о котором шла речь, сэр Ричард Гренвилл, заслуживал в их глазах такого титула. Их можно понять, ведь они сами видели то, что произошло в море в ноябре 1591 года. А то, что произошло, было небывалым триумфом не сатанинской, но человеческой силы духа и мужества, хотя и обернулось горьким поражением. Это было в навсегда ушедшую эпоху, когда гордость и достоинство не обратились ещё в пустые слова, смелость была смелостью, тайны тайнами, флаги трепетали в синем-синем небе, полутона были не в чести, и зов Приключения искушал храбрых и дерзких. 

Один корабль против пятидесяти трёх

Рассказывая о человеке, обычно начинают с начала. Рождение, детство, юность и так далее. Но рассказывая о Ричарде Гренвилле, хочется поступить наоборот и начать с конца. Да, с мощного финального аккорда этой невероятной жизни, которая вся пронеслась как одно захватывающее приключение. Его жизнь прошла словно под слепящими прожекторами сцены, каждая её подробность ярко освещена и незыблема. Ни в чём не приходится сомневаться, и тем удивительнее эта реальность, стоящая иного вымысла.

Итак, финал, ноябрь 1591 года. Отношения между Испанией и Англией, без того напряжённые до предела и постоянно искрившие морскими столкновениями, взорвались большой войной. Ещё в начале 1587 года сэру Ричарду были поручены приморские оборонительные укрепления, а в 1588-м видим его во главе войск в Корнуэлле. Вскоре англичане в Ла-Манше изрядно потрепали испанцев, и Гренвилл с маленькой эскадрой перехватывал неприятельские корабли, возвращавшиеся домой мимо шотландских берегов. Ещё два года он провёл в Ирландии, и вот в 1591 году он среди тех, кому доверено противостоять знаменитому «Золотому флоту» испанцев.

В апреле 1591 года лорд Томас Ховард с шестью лучшими кораблями английского флота выступает в поход на Азорские острова. Гренвилл уже был вице-адмиралом (сменив на этом посту своего двоюродного брата сэра Уолтера Рэли) и командовал пятисоттонным кораблём под названием «Ривэндж» («Месть»). Прекрасное имя, воскликнул бы капитан Немо! То был флагман прославленного Фрэнсиса Дрейка, а до Гренвилла, в 1590 году, командовал им капитан Мартин Фробистер.

Целью лорда Ховарда был захват флотилии Вест-Индии, перевозившей ценности с американского материка для короля Испании Филиппа II. Не без охраны, разумеется. За этим золотом возле Азорских островов охотился и граф Камберленд. Но испанцы не дремали. Камберленд попытался предупредить Ховарда о приближении испанских военных кораблей, но не успел. В ноябре 1591 года флот дона Алонсо де Базана подстерёг эскадру Ховарда возле острова Флорес, устроив настоящий капкан между двумя островами, Флорес и Корво. Но они не успели замкнуть его челюсти, и лорду Ховарду удалось увести пять кораблей. Корабль Гренвилла также мог избежать челюстей капкана, прикрыв отступление пушечным огнём издали и устремившись следом. Но тогда пришлось бы бросить на острове раненых… И сэр Ричард принимает решение. Он останется. Он пойдёт сквозь строй испанских кораблей. Он примет бой не просто с превосходящими силами противника, его корабль – один против пятидесяти трёх!

И грянул бой. В его исходе едва ли кто бы усомнился, но англичане сражались со стойкостью и храбростью, изумлявшими даже врага. Бой шёл от рассвета до заката, весь день. «Ривэндж» отражал все атаки, его огнём были повреждены пятнадцать испанских кораблей, два из них отправлены на дно морское, третий разбился о береговые скалы. Но погибли и многие из команды Гренвилла, всего лишь около двадцати человек остались в живых. Взять «Ривэндж» на абордаж попытался галеон «Сан Фелипе», размерами втрое превосходивший корабль Гренвилла. Его встретили и отбросили пушечные залпы. Гренвилл был тяжело ранен, но упорно отказывался спустить флаг и сдать корабль на условиях почётной капитуляции, предложенной испанцами. Он был готов взорвать «Ривэндж». Но команда, те немногие, что уцелели! Они решили по-своему. «Ривэндж» капитулировал. Сэра Ричарда перенесли на «Сан Пабло», испанский флагман. Там он и умер от ран, не узнав, что случилось потом.

А потом случилось вот что. Прибыли из Вест-Индии «Золотой» и «Серебряный» испанские флоты. Вместе с кораблями дона Алонсо общая их численность составила более ста двадцати кораблей. И совершенно внезапно, без малейших признаков надвигающейся опасности, грянула страшная буря. Она уничтожила половину флота, в том числе пошёл ко дну и захваченный испанцами героический «Ривэндж». Так что не только за беспримерную отвагу азорские рыбаки называли сэра Ричарда дьяволом. Они искренне полагали, что это его дух поднял со дна морских демонов, «ужасных обличием», которые за него и отомстили.

О чём не знали азорские рыбаки

А если бы знали, у них, вероятно, нашлось бы ещё больше оснований причислять сэра Ричарда к «дьявольскому сословию». Потомок древнего корнуэллского рода Ричард Гренвилл унаследовал необузданный, даже свирепый нрав. Рассказывали случай, когда во время обеда с испанцами (непонятно, что за обеды с неприятелем, но оставим на совести рассказчиков) Гренвилл, дабы их устрашить, откусил край стакана. Он в ярости перемалывал осколки зубами, а изо рта на скатерть стекала кровь. В другой раз он ввязался в драку и не то убил, не то серьёзно покалечил соперника. Грозило нешуточное наказание, но по каким-то причинам, о которых умалчивает история, Гренвилла помиловали. Более того, не помешали стать шерифом родного графства Корнуэлл. На этом посту он отличился прежде всего тем, что всемерно помогал местным пиратам, и не исключено, что не вполне бескорыстно. Такое поведение шерифа не могло понравиться властям, но вместе с тем Гренвилл деятельно боролся с католическим влиянием в Корнуэлле. Это уже искупало многое, и в 1577 году Ричард Гренвилл был возведён в рыцарское достоинство.

В старой доброй Англии, стеснённой патриархальными устоями, Гренвиллу стало не то скучно, не то неуютно, а скорее всего и то и другое. Он отправился в Венгрию, где воевал против турок. Возвратившись, был избран членом парламента от Корнуэлла во фракции, представляющей юго-запад Англии. Да разве в его характере было сидеть на заседаниях! Он затеял смелый проект для южных морей. Идея состояла в том, чтобы преодолеть испанскую монополию в Америке и на Тихом океане. Для этого предстояло сначала исследовать аргентинские берега, затем проникнуть в Тихий океан Магеллановым проливом и основать ряд английских колоний. Возможно, Гренвилл и не был прирождённым мореходом, но в задуманных им экспедициях намеревался участвовать сам. Королева Елизавета I одобрила его планы, выдала патент на их осуществление. При участии купцов Лондона и западных графств был создан синдикат и приобретён корабль «Касл оф камфот», но… Помешало стечение многочисленных обстоятельств. Лишь три года спустя маршрутом, который предложил Ричард Гренвилл, пройдёт другой подданный английской короны, Фрэнсис Дрейк. Кругосветный поход обессмертит его имя…

В следующий раз сэр Ричард Гренвилл появляется в морских анналах в 1585 году. И вот об этом его появлении азорские рыбаки точно ничего не знали. Иначе окутали бы имя сэра Ричарда магическим ореолом намного раньше. Ведь это он стоял у истоков бесследно исчезнувшей английской колонии на острове Роанок… Но здесь в нашем повествовании завершается история самого Ричарда Гренвилла и начинается странная, а может быть, и мистическая история его таинственного острова.

Прыжок тигра 

27 апреля 1584 года сэр Уолтер Рэли (напомним, двоюродный брат Гренвилла) снарядил исследовательскую экспедицию к восточному побережью Северной Америки. Возглавить её он поручил Филипу Эмадсу и Артуру Барлоу. На острове Роанок в заливе Албемарл (сейчас это территория округа Дэйр, штат Северная Каролина) они высадились 4 июля. Остров населяли индейцы племен кроатоан и секотан, они встретили пришельцев дружелюбно. Двое из племени кроатоан (подумать только, их имена не забыты – Уанчиз и Мантео!) даже согласились на путешествие в Англию. Сэр Уолтер Рэли выслушал их рассказы о климате, населении и географии острова и отправил туда вторую экспедицию, во главе с Ричардом Гренвиллом. 9 апреля 1585 года из Плимута вышли пять кораблей, сам Гренвилл находился на корабле «Тигр».

Путь к острову Роанок оказался нелёгким и небыстрым, неудачи преследовали мореплавателей. У берегов Португалии маленькую флотилию разметал сильный шторм, пришлось друг друга искать и ждать. Потом «Тигр» сел на мель, получил повреждения, потерял изрядную долю запасов провианта. Наконец, 29 июля 1585 года экспедиция достигла острова Роанок. Хотя продовольствия было мало, Гренвилл решил не менять первоначальных планов и основать на севере острова колонию под руководством губернатора Ральфа Лэйна. Помогать Лэйну вызвался Джон Уайт, художник и картограф, друг и единомышленник Гренвилла. Сто восемь колонистов остались, а Гренвилл должен был вернуться в Англию и к апрелю 1586 года привезти ещё людей, провизию и материалы.

Но как видно, несчастливой звезде этой экспедиции не суждено было померкнуть. Колонисты на острове не жили, а выживали. Индейцы оказались не такими уж мирными, конфликт следовал за конфликтом. Вплоть до вооружённого столкновения. Когда Лэйн с маленьким отрядом затеял поиски «источника вечной юности», о котором ходили будоражащие слухи, индейцы напали на этот отряд из засады. В завязавшейся схватке погиб индейский вождь Винджин. Понятно, что после этого уже намного сложнее стало восполнять нехватку продуктов питания. Вдобавок выяснилось, что для приёма больших кораблей остров малопригоден, вокруг мелко, подходы опасны. Колонисты отчаялись. Они ждали Гренвилла, только чтобы возвратиться с ним на родину. Но дождались не его, а Фрэнсиса Дрейка, который зашёл на Роанок после баталий с испанцами в Новом Свете. Гренвилл опоздал всего на две недели. Прибыв на остров, он не застал никого, колонисты отбыли домой с Дрейком. Однако Гренвилл принял решение продолжать колонизацию острова. Пятнадцать человек из его команды остались на острове, чтобы всё подготовить к прибытию новой партии колонистов.

Здесь надо заметить, что к тому времени интерес к Роаноку в Англии успел поостыть, а рассказы возвратившихся колонистов энтузиазма не добавили. Спасибо хоть, товары колониальные привезли – кукурузу сахарную, картофель, табак. На том бы и точку поставить, но неукротимый Гренвилл умел добиваться своего. Новая группа состояла из ста пятидесяти пяти человек, возглавил её уже знакомый нам и имевший некоторый опыт пребывания на Роаноке Джон Уайт.

Индейцы не простили гибель вождя

Они прибыли на остров 22 июля 1587 года. Их ждал тяжёлый удар. Никого из пятнадцати поселенцев они не обнаружили, наткнулись на останки одного-единственного человека, которые даже не опознали. Что случилось, долго гадать не пришлось. Индейцы не забыли и не простили гибель вождя. Уайт попытался снова наладить с ними отношения, но какое там! Индейцы напали на безоружного колониста Джорджа Хоу, отправившегося в одиночку за крабами, и убили его. Положение становилось угрожающим. Совет колонии поручил Уайту вернуться в Англию за подкреплением. На острове осталось сто пятнадцать человек, включая только что родившуюся внучку Уайта, Вирджинию Дэйр. Первую англичанку, рождённую в Америке…

Пересекать Атлантический океан на исходе года считалось вообще-то едва ли не авантюрой. Несмотря на давление Гренвилла, Уайта и Рэли, капитаны отказывались вести корабли обратно зимой. К тому же Англии становилось окончательно не до Роанока. В ходе войны с испанцами англичан атаковала «Непобедимая армада». На счету был каждый корабль, способный сражаться. Лишь весной 1588 года Уайту удалось раздобыть два корабля и отплыть к Роаноку. Не повезло и тут, в пути испанцы конфисковали весь груз. Пришлось вернуться в Англию, колонистам нечего было везти… Гренвилл и Уайт потеряли три года. Потом Уайту удалось сесть на каперский корабль и уговорить капитана по пути с Кариб сделать остановку в бухте Роанока. Это произошло 18 августа 1590 года, на третий день рождения внучки Джона Уайта. 

Поселение колонистов обезлюдело

Но отпраздновать это событие не довелось. Поселение обезлюдело. Никаких следов колонистов так и не нашли. Внешне вся обстановка выглядела вполне обыденно. Ничто не указывало на какую-то борьбу, сопротивление нападению или поспешное бегство. Правда, на дереве близ форта были вырезаны буквы «кро», а на частоколе выведено слово «кроатоан». Ну и что? Кроатоан – название индейского племени. Но если бы напали индейцы, они вряд ли позаботились бы о соблюдении внешнего порядка. Да и буквы на дереве вырезать было бы некогда, как и частокол расписывать.

При расставании Уайт просил поселенцев изобразить на дереве мальтийский крест в том случае, если они вынуждены будут уйти. Креста не было, были буквы «кро» и надпись на частоколе. И всё. Исчезновение колонии Роанока, так никогда и никем не разгаданное, остаётся одной из самых волнующих тайн своей эпохи.

А за разгадку брались многие. Правда, прозаические версии критики не выдерживают. Рой Джонсон в книге «Исчезнувшая колония в фактах и легендах» допускает, что некоторые из пропавших жили вплоть до 1610 года или около того в местности, известной как Тускароа, или Тускарора. В доказательство он приводит комментарии на карте некоего Фрэнка Нелсона из Джеймстауна, датируемой приблизительно этим временем. Там якобы говорится, что «четверо мужчин, одетых так, как будто с Роанока», живут в поселении Пакерукиник (земля ирокезов). Странное доказательство. Что, на Роаноке как-то по особенному одевались? Да и не проще ли было бы у них самих спросить, откуда они? Но если и так, куда подевались остальные? В Лондоне в 1609 году появлялись какие-то туманные свидетельства о «четырёх мужчинах, двух мальчиках и девушке с Роанока», удерживаемых в Пакерукинике вождём Джепоноканом. Но откуда всплывали эти сообщения и чем подтверждались, неизвестно.

Другие предполагали, что колонисты, измотанные лишениями и угрозами со стороны индейцев, устали ждать, сделали попытку вернуться в Англию и погибли в океане. Но на чём они могли бы возвращаться? Когда Уайт покидал колонию в 1587 году, на острове оставалось несколько небольших судов. Но годились такие суда разве что для прибрежной рыбалки в тихую погоду. Пускаться на них через Атлантику было бы настоящим безумием. Впрочем, это пустопорожние рассуждения, потому что все эти суда так и остались в бухте Роанока.

А может быть, колонию уничтожили испанцы? Они давно присматривались к Роаноку, преувеличивая силу и возможную опасность этой колонии для себя. Но и это сомнительно, так как испанцы, по-видимому, продолжали считать колонию действующей ещё через десять лет после открытия Уайта.

Роанок – это рок

Безусловно, эта властно влекущая загадка не могла не отразиться в творениях людей искусства, столь восприимчивых ко всему таинственному и необъяснимому. В 1937 году появляется пьеса американского драматурга Пола Грина «Потерянная колония». А в фантастическом романе Филипа Фармера «Дэйр» колонистов Роанока похищают космические пришельцы. Замечательный шотландский музыкант Эл Стюарт в 1976 году посвятил пропавшим на Роаноке песню «Лорд Гренвилл». Почему лорд, а не сэр, шотландцу виднее. «Идите и скажите лорду Гренвиллу, что возвращается прилив… Мы исчезнем до рассвета, как голоса на ветру. Наше время – лишь точка на линии, что протянута в вечность без конца. Испанцам нас не найти, мы не вернёмся на эти скалы. Мы исчезнем, как голоса на ветру…» Необыкновенно поэтично, хотя Стюарт и не предлагает никакого решения загадки. А у Стивена Кинга в «Буре столетия» (1999) тайна Роанока стала основой мистического сюжета. По довольно отдалённым мотивам, и название острова другое… Но «кроатоан» присутствует и там, а виноват во всём зловещий колдун. В 2007 году в США вышел фильм «Исчезнувшая колония». В этом фильме за исчезновение поселенцев ответственны неприкаянные духи викингов, мятущихся между миром живых и миром мёртвых, Валгаллой. Снят также телесериал «Американская история ужасов: Роанок». Когда теорий, относящихся к одному и тому же событию, так много, это верный признак, что ни одна из них не верна. Почему сэр Ричард Гренвилл с таким упорством отстаивал колонизацию Роанока, хотя менее подходящий остров трудно было найти? Никакими политическими, экономическими или военными соображениями, собственно, такая настойчивость не диктовалась. И никто из власть предержащих на Гренвилла не давил, неуклонно возвращая его на Роанок… Во всяком случае, из сил земных, этого мира. Но… «капитана Гаттераса отклоняло к северу», а капитана Гренвилла – к острову Роанок. Почему? Ответа до сих пор нет, и мало надежды, что он когда-либо найдётся. Остается песня Эла Стюарта. «Скажите лорду Гренвиллу, что мы исчезнем, как голоса на ветру…»

Андрей Быстров

Теги: , , , , ,