На границе Баренцева и Карского морей, к югу от Новой Земли, лежит самый необычный уголок Арктики со звучным названием – остров Вайгач.

Аборигены острова – ненцы – называют его почтительно Хэбидя Я. От материка он отделён узким, извилистым, до середины лета забитым льдом проливом Югорский Шар, а от архипелага Новая Земля – широким судоходным проливом Карские Ворота.

Впервые мне удалось попасть на этот мистический остров, который полон загадок, десять лет назад. Увиденное не обмануло мои ожидания. Красота с высоты птичьего полёта впечатляет, особенно если повезёт с погодой. Обрывистые берега, каньоны рек и бирюза Баренцева и Карского морей, омывающих остров, никого не оставят равнодушным.

По размерам Вайгач не особенно велик – в длину около ста километров, а в ширину чуть больше сорока. Это вдвое меньше острова Врангеля и почти в двадцать раз меньше Сахалина. Однако уникальность природы и истории этого северного уголка ставит его особняком в ряду других островных земель Арктики.

О происхождении названия острова существуют разные мнения. Голландские мореплаватели называли его «waaiengat» – «врата ветров», самым жутким и загадочным островом Северного Ледовитого океана. Некоторые учёные полагают, что название произошло от ненецкого «Вай Хабць», «земля смерти», другие, например известный специалист по ономастике В.А. Никонов, производят название от нарицательного ненецкого «вайгач», переводимого как «наносной, намывной, низменный».

Популярный исследователь Гипербореи Валерий Дёмин считает, что Вайгач – одно из мест, где зародилась цивилизация. Правда, климат в те незапамятные времена здесь был значительно теплее. В письменных источниках остров упоминался с XV века. Вайгач – это единственный в своём роде «священный остров» коренных народов Севера. Здесь они поклонялись своим божествам, просили у них разрешения на промысел рыбы и зверя. Испокон веков для поклонения своим богам и ритуальных жертвоприношений обитатели Большеземельской тундры, Урала, Ямала и низовьев Оби совершали паломничество на этот остров. Каждый из семейных кланов со­оружал своего небольшого родового идола. Возле древних святилищ кроме черепов и костей найдено множество старинных монет и многочисленные предметы пермского звериного стиля. Вплоть до прошлого века люди предпочитали здесь не селиться. Аборигены верили, что на острове могут постоянно жить только божества.

Впрочем, ещё незадолго до революции 1917 года здесь всё же построили полярную станцию. После установления Советской власти сюда переселили несколько ненецких семей и открыли факторию. C 1931 по 1935 годы здесь работала Вайгачская экспедиция ОГПУ по разведке и добыче свинцово-цинковой руды. На юге острова до сих пор сохранились остатки строений, залитые водой шахты, проржавевшие вагонетки и рельсы.

Александр Обоимов

Продолжение читайте в журнале «Чудеса и приключения» №6/2020