дороги shutterstock_103281668На языке кечуа слова «человек» и «камень» звучат похоже – «руна» и «руми». «Душа» и «огонь» тоже звучат почти одинаково – «нуна» и «нина»

 Кечуа знают способ соединения камня и живой плоти. Такой талисман невозможно потерять, он становится частью человека. Для этого камень помещают в настой из корней дерева сананго, которое растёт в тропиках. Поверхность камня размягчается за сутки. Затем руку разрезают ножом, смоченным в таком же настое – он не даёт ране загноиться – и зашивают камень под кожу. Если смазать это место мазью, в которой есть сок дерева «сангре де градо», также растущего в сельве, рана быстро затянется.

 «Садись, гуанако!»

Дороги инков по-прежнему считаются одним из чудес света. Они пролегают через пустынные плоскогорья и зелёную пучину сельвы, лёгкими верёвочными мостами перелетают через пропасти, превращаются в сотни каменных ступеней, взбегая на горные перевалы, ныряют в темноту сквозных гротов и ослепляют бесконечным простором, открывающимся с обрывов.

На языке кечуа этот путь именуется «Капак Ньан» – «Великая дорога». Слово «капак» означает «большой», «великий» и «господин». Но по дороге инков передвигались не только властители в своих великолепных паланкинах на плечах носильщиков. По Капак Ньан шагали солдаты и простые землепашцы, шли женщины, не выпуская из рук вечно крутящегося веретена, двигались группы паломников и караванщики со своими ламами. Но все спешили уступить дорогу, если по ней мчался легконогий гонец-часки с правительственным донесением из узелков-кипу. Из Куско в Кито (расстояние в две тысячи километров) письмо сегодня идёт иногда две недели. В государстве инков бегущие «почтальоны» доставляли послание за пять дней.

Однажды гонец-часки поразил даже Верховного Инку, примчавшись с важным сообщением за столь рекордно короткий срок, что владыка уважил еле державшегося на ногах бегуна: «Садись, гуанако!» Сидеть в присутствии Инки было неслыханной милостью. Часки, которого правитель сравнил с самым быстроногим животным гор – гуанако, остался в истории. «Тиауанако» («Садись, гуанако») – это название всемирно известного археологического памятника в Боливии. Считается, что именно в Тиауанако следует искать «корни» индейской цивилизации, в том числе культуры инков…

Капак Ньан состояла из двух основных отрезков. Первый проходил через Анды от северной границы государства инков – через Эквадор, Перу, Боливию, Аргентину до реки Мауле в Чили, где инки воздвигли крепость Пурамаука. Второй отрезок Великой дороги шёл по побережью Тихого океана, через голодные пустыни. Оба эти отрезка соединялись боковыми дорогами.

Главная дорога инков, проходившая по Андам, была в среднем шириной пять метров и тянулась на пять тысяч километров, а дорога, проложенная параллельно по берегу Тихого океана, доходила в ширину до восьми метров. Через равные промежутки на ней стояли «верстовые столбы», отмеряющие расстояние от столицы – Куско. Через каждые 25 км путника ждал приют – «тамбо», соединяющий в себе черты крепости и святилища, возвышенного и земного, насущного и вечного. Это общая черта индейской культуры. Так же, как и Великая дорога – Капак Ньан, пролегающая не только сквозь пространство, но и сквозь время…

Выдающийся немецкий учёный Александр Гумбольдт, ознакомившись с дорогой, проложенной во времена инков, сказал: «Это наиболее полезная работа, которую когда-либо сделал человек».

Дороги инков – сохранившаяся в веках поэма непреодолимой воле человека, его благородному стремлению двигаться дальше и выше.

Поляк Вацлав Шольц в своей книге о путешествиях по Андам рассказывает такую историю. Представьте себе дорогу на высоте 4200 метров над уровнем моря. Холод, от которого зуб на зуб не попадает, после ливня дорога превратилась в топь, местами глубиною до 30 см. Мотор автомобиля захлёбывается в разреженном воздухе, колеса то и дело вязнут, так что путешественникам приходится орудовать киркой и лопатой... Окончательно выбившись из сил, они забираются в кабину и коротают ночь под завывание ветра и барабанную дробь капель, стучащих по крыше.

На рассвете Шольц с трудом заставил себя вылезть из спального мешка и открыть дверцу машины. Дождь не переставал, по сторонам плавали клубы тумана. Вдруг порыв ветра принёс лёгкую мелодию. Путешественник решил, что ему померещилось. Но нет, мелодия близится, вырастает в индейскую песенку. И вот из тумана выныривает кечуа, он в красном пончо, на голове пёстрая шерстяная шапка-чуньо, через плечо перекинута вязаная сумочка с ярким орнаментом, в которой сухие листья коки, отбивающие голод. Штаны засучены выше колен, на голых ногах резиновые сандалии, за спиной большая котомка, в руке флейта. Он идёт и играет на ходу. Быстрым шагом проходит мимо и исчезает в дымке, как призрак.

Некоторое время ещё слышна мелодия, и вот Шольц остаётся стоять один в тишине. «Откуда он идёт и куда? – рассуждает потрясённый путешественник. – Ближайшая деревня находится приблизительно в тридцати километрах, столько же до той, которую мы проезжали вчера. И вот такое расстояние индеец проходит ночью, под дождём, по грязи, с тяжёлым грузом! Помогает лишь кока да песенки, которые он играет на дудочке из тростника…»

«Человек должен идти вперед» – этот девиз инков жив и поныне.

Таинственная связь

В Священной долине инков попадаются камни, которые должны были стать частью очередного сооружения, но почему-то остались лежать на полпути к цели. Каменоломни инков находились иногда страшно далеко от стройки. Индейцы почитают такие камни. Они верят, что в них осталась часть души тех людей, которые двигали этот камень. До последнего. До трагического конца.

Такие одинокие глыбы в Перу называют «уставшие камни». Камень способен устать. А человеческая душа? Горячая и нежная, неистовая и беззащитная душа индейца, которой выпало столько испытаний? Но всё же она продолжает жить и творить. Она поёт в каждой флейте, сверкает в каждом узоре на великолепных пончо, она способна преодолеть всё.

Древние мастера Перу не работали с железом и сталью, однако создавали непревзойдённые шедевры из золота и серебра, но что ещё более удивительно – придавали самую прихотливую форму изумрудам, камням исключительной твёрдости.

На языке кечуа слова «человек» и «камень» звучат похоже – «руна» и «руми». «Душа» и «огонь» тоже звучат почти одинаково – «нуна» и «нина»…

В Андах ощущается некая таинственная связь между человеком и камнем. В легенде о первых инках четверо братьев Айяр вышли из пещеры. Одному из них было суждено обратиться в камень, другому – в соль (которая, по существу, тоже является камнем), третьему – вернуться в пещеру, а четвёртому – стать первым владыкой империи инков.

В камне живёт великая душа. Найти необычный камень – значит изменить свою судьбу. Особенно ценят кечуа камни-магниты: чёрные, необыкновенно тяжёлые, они отполированы множеством рук и хранят их тепло. Шаман и лекарь (обычно в одном лице), прежде чем приступить к обряду врачевания, трёт магнитным камнем свои руки, грудь, пах и ноги, чтобы защититься от воздействия злых сил, которых он собирается выгнать из тела больного.

Высоко над Священной долиной инков, среди серых стен древнего города Писак, где по-прежнему журчит вода по узким каналам, наполняя бассейны, в которых купались красавицы-принцессы, и цветут посаженные ими одичавшие цветы, я держала в ладони такой камень. Что заключено в нём? Спящий дракон? Очарованная душа? Или память прежних поколений, сконцентрированная в его чернейшей глубине и ждущая пробуждения?

В драме «Апу Ольянтай» – единственном произведении на языке кечуа, дошедшем до нас целиком со времён инков, есть такие строки: «Среди могильных цветов можно найти магический кристалл, в котором отражается будущее».

Множество тайных нитей связывает камень и человека. Есть камень-талисман, способный сделать человека невидимым, есть камень-оберег из священного камня ара. Из этого камня изготавливались алтари католических церквей, чтобы сделать их действительно святыми для индейцев. С той же целью камень, в который, по легенде, превратился брат первого правителя империи инков, поставили у дверей католического собора.

Каменные изваяния древних богов можно увидеть рядом с христианскими храмами во многих городах и селах Перу и Боливии. Наверное, самые древние из них смотрят на входящих в церковь посёлка Тиауанако. Им не менее тысячи лет, и взор их туманен. Он обращён в грядущее. Боги не умирают.

До сих пор не разгадан способ обработки камней, из которых построены города инков. Туристам предлагают простые объяснения: в трещины большого камня вбивали деревянные клинья и заливали воду. Дерево разбухало, раскалывая камень. Применяли бронзовые орудия, железных не использовали. Отколотые блоки шлифовали трением камня о камень. Какому человеку это под силу и сколько времени потребуется, чтобы выточить таким способом хотя бы один монолит? А их тысячи! И они неровные, но при этом идеально слиты друг с другом.

У кечуа есть легенда, что Мачу-Пикчу помогали строить птицы. В Андах обитает птица, чье имя означает «тот, кто просверливает камень». Эти птицы живут в горах и умеют выдалбливать в скальных породах глубокие гнёзда. Внизу, в сельве, они разыскивают особое растение и несут в клювах в горы. Сок этого растения размягчает камень, и птице легче выдолбить в скале гнездо.

На поверхности многих камней, из которых сложены древние города Перу, есть небольшие выступы – их называют «губы». Для чего они, тоже никто не знает.

Для построек древние мастера Перу использовали не мягкий камень из осадочных пород, а крепчайшие базальт и андезит вулканического происхождения. Такой камень тяжёл, как вечность. И столь же неподатлив человеку. И всё же города инков строили люди, а не боги.

В Куско на обозрение туристам выставлены камни из очень твёрдой вулканической породы, которые полтысячи лет назад служили строительным материалом. Выглядят они так, будто обрабатывать их закончили только вчера. Над ними не властно время, настолько они прочны. Именно поэтому города, построенные индейцами, кажутся вечными. В этих камнях просверлены настолько ровные отверстия, будто здесь поработали алмазным сверлом. Чтобы намертво скрепить каменные блоки, использовался принцип отверстий и выступов, которые совмещали друг с другом. Конечно же, для этого необходим очень точный расчёт. Современному человеку нелегко осознать, что такую работу можно проделать вручную.

Сколько титанического труда и времени требовалось для того, чтобы обточить столь твёрдый камень простым трением и при этом не ошибиться в расчётах ни на миллиметр? Я видела в музеях Перу каменные чаши, которым более двух тысяч лет, но выглядят они так, будто их изготовили на современном электрооборудовании – их форма совершенна, пропорции идеальны! В Куско хранится каменный круг (культура Уари), подобный которому в современных условиях можно изготовить только при помощи станка с программным управлением.

При мне один из туристов, взглянув на циклопическую лестницу крепости Ольянтай-тамбо, уходящую в закатное небо, воскликнул: «Теперь я знаю: этот народ не может исчезнуть!»

Ритта Козунова

Фотография — shutterstock.com ©

 

Теги: , , ,