Жак-Ив Кусто, исследователь морских глубин, писатель, режиссёр, фотограф, изобретатель, – давно уже легенда. И мне посчастливилось хоть немного к ней прикоснуться.

В середине лета 1998 года сплочённая команда легендарного Кусто транзитом следовала через Астрахань на Каспий для съёмок фильма о флоре и фауне этого моря-озера. Сам Кусто к тому времени уже покинул наш мир, как и его легендарный «Калипсо», верно прослуживший капитану почти 46 лет и затонувший в январе 1996 года после столкновения с баржей в Сингапурской гавани. Однако появление команды на Каспии не случайно. В 1960-е годы Кусто познакомился с учёными лаборатории подводных исследований кафедры океанологии Ленинградского гидрометеорологического института и сотрудниками научно-исследовательского судна «Нерей». Тогда и были заложены основы для будущих экспедиций, в том числе и в нашем регионе. Осуществить эти идеи удалось только в 1998 году. Французы тогда уделили много внимания проблемам экологии в дельте Волги, снимали фильм в Астраханском биосферном заповеднике, на рыболовецких тонях, рыборазводных заводах и даже участвовали в рейде по борьбе с браконьерами. Параллельно часть группы работала на нефтепромысле Тенгиз (Казахстан), в Туркмении, Азербайджане и Дагестане. Команда также подготовила два фильма: очередную серию «Одиссеи команды Кусто» – «Неделимый Каспий» и научный фильм для ЮНЕСКО.

…Новые времена, новые корабли, новые лица. С Чёрного моря, через Волго-Донской канал, к нам пришла яхта «Алсиона» с необыкновенными турбопарусами. Вид у неё был специфический: на корпусе высились две последовательно стоявшие трубы – технические «паруса» для увеличения мощности дизельных двигателей. Судно построили в 1985 году, и после гибели «Калипсо» оно стало основным экспедиционным кораблём Фонда Кусто.

Мой друг, директор Каспийского филиала Института океанологии Российской академии наук и известный учёный-дайвер Владимир Ушивцев, рассказывал об этой экспедиции много того, что не попало тогда на страницы газет и журналов.

Французы собирались в течение трёх месяцев изучать экосистему Каспийского моря и состояние осетровых рыб; провести несколько дней в дельте Волги, затем уйти в Баку, а также к берегам Ирана, Туркменистана и побережью Казахстана.

Хорошая вода – хорошая жизнь

Владимир умудрился облазить французскую яхту «от киля до клотика» (клотик – набалдашник на верхушке мачты или флагштока. – Ред.). Отличный корабль! Всё продумано для работы и жизни экипажа. Корпус выполнен по схеме «моно-катамаран». Вдоль него с двух сторон небольшие каюты, а на носу – большая кают-компания с огромным холодильником, набитым едой.

Строгого регламента и распорядка на судне не было. Каждый работал и отдыхал по своему графику. Встал, подошёл к холодильнику, подкрепился – и за дело. Собирались за общим столом только по случаю: в праздник или для обсуждения проблем.

Команда на «Алсионе» была пёстрая – таков был принцип «великого капитана»: все хорошие и очень хорошие специалисты из разных фирм и компаний, а также частные лица. Ушивцев получил в команде статус водолаза и консультанта по ведению подводных съёмок.

Командовал экспедицией абсолютный кумир в яхтенном мире – новозеландский яхтсмен Питер Блейк, названный после смерти Кусто его преемником. Этот поразительный человек, неоднократный победитель яхтенных марафонов экстра-сложности, серьёзный исследователь океана, формулировал главный принцип предельно кратко: «Хорошая вода – хорошая жизнь; плохая вода – плохая жизнь; нет воды – нет жизни».

Продолжение читайте в журнале «Чудеса и приключения» №6/2020

Евгений Дегтярёв,
Астрахань

Фотография ©Shutterstock.com