Ровно 220 лет назад, поздней осенью 1801 года, в устье Невы вошёл изрядно потрёпанный штормами трёхмачтовый бриг, на котором после удивительных многолетних приключений за семью морями в Россию вернулся Герасим Лебедев.

 

Как и многие его современники эпохи Просвещения – взять того же изобретателя Ивана Кулибина (1735–1818), живописца Дмитрия Левицкого (1735–1822) или книгоиздателя Николая Новикова (1744–1818), познавших пик небывалой славы в зрелые годы и полное забвение на исходе жизни, — Герасим Лебедев по неписаным «законам судьбы» должен был бы по возвращении на родину сгинуть в петербургских трущобах. Тем более что практически никаких средств к существованию у него не было. Но он не «вписался» в устоявшиеся реалии того времени и был обласкан при дворе, удостоился чина, должности и солидного денежного пособия. По прошествии столетий, получив доступ в некогда секретные архивы, сравнив на первый взгляд совершенно разномастные факты и подвергнув их анализу, мы можем сделать вывод, что официальная биография героя нашего повествования носит лишь отвлекающе-поверхностный характер.

Если вы заглянете под своды великолепного Музея истории города Ярославля (Волжская набережная, 17) и начнёте знакомиться с его обширными экспозициями, то ваше внимание наверняка привлечёт большой раздел, посвящённый Герасиму Степановичу Лебедеву (1749–1817) – путешественнику, музыканту, театральному деятелю, первому русскому учёному-индологу, лингвисту, писателю и издателю. Его биография – настоящий травелог. И, кстати, дореволюционные и советские писатели не обошли Лебедева вниманием, в своих повестях и романах ставя акценты прежде всего на своеобразной патетико-патриотической теме: как русский человек налаживал связи с далёкой Индией. Всё это, конечно, так и было, но…

Подробнее читайте в №11/2021 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Александр Нефедов