Смерть одного человека – трагедия, смерть миллионов – статистика (One death is a tragedy. A million deaths is just a statistic).
Эрих Мария Ремарк. «Черный обелиск»
(Der schwarze Obelisk), 1956

«Тогда считать мы стали раны, товарищей считать»

22 июня 2021 года – 80 лет назад началась Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии, а по существу, против стран всей континентальной Европы. Относительный нейтралитет соблюдали лишь Швеция, Швейцария и Португалия.

Сопротивление фашизму долгое время было значимым только в Сербии, Албании и Греции. Польское Сопротивление вплоть до 1944 года значительно перекрывалось участием поляков в борьбе на стороне Германии. Союзником СССР в Европе была только Великобритания.

В той войне Советский Союз победил, но ценой огромной крови, колоссального напряжения всех своих сил. По официальным данным Министерства обороны РФ, многократно выверенным, победа стоила нам 26,6 млн человеческих жизней. В том числе 13 684 тыс. гражданских лиц, 8668 тыс. военнослужащих и 4 млн военнопленных. Полегли целые поколения – демографический ущерб, причинённый войной нашей стране, просто невозможно оценить.

Однако эту ужасающую статистику многие отечественные и зарубежные псевдоисторики не стесняются оспаривать. По их мнению, официальные цифры малы, так как только погибших в ВОВ советских военно­служащих было от 21,6 млн и более. Доктор филологии Соколов в «Независимой газете» в 2010 году остановился на цифре в 26,4 млн погибших красноармейцев, журналист «Огонька» Иванов – на 22 млн, генерал Руцкой в «Красной звезде» утверждал, что каждый убитый военнослужащий вермахта унёс с собой 14 наших солдат (получается около 100 млн), по мнению Солженицына, «советский режим пожертвовал» 60 млн своих граждан, «завалил трупами» немцев. За рубежом тоже не мелочились. Гитлеровский генерал Курт фон Типпельскирх, ставший после войны мемуаристом и историком, утверждал, что «во время контрнаступления РККА под Москвой зимой 1941–1942 годов соотношение сил было 1:20 «в пользу русских», то есть 36 млн наших солдат против 1,8 млн военнослужащих группы армий «Центр» вермахта! И это лишь небольшая часть подобных откровений.

«Счетоводам» невдомёк, что летом 1941 года всё мужское население СССР составляло около 93 млн человек. Треть из них приходилась на детей и подростков в возрасте до 18 лет (призывной возраст в годы войны), 22% было старше 50 лет и не подлежало призыву по возрасту, а 5% составляли инвалиды с детства и иные лица, не подлежавшие призыву по состоянию здоровья. Таким образом, даже теоретически страна могла «поставить под ружьё» не более 42 млн мужчин, но и из этого количества надо ещё вычесть граждан, имевших бронь. Поэтому за всю войну СССР мобилизовал 29,5 млн человек в дополнение к 4,8 млн военнослужащих мужчин и женщин Красной Армии и флота на июнь 1941 года. Итого получается 34,3 млн человек. В это число входят и те, кто погиб на границе в первые сутки войны, и те, кто отдал жизнь 9 мая 1945 года, а также 11 млн военнослужащих СССР, бывших в армии на момент окончания Второй мировой войны.

Потери вооружённых сил фашистской Германии на фронтах Второй мировой вой­ны, наоборот, иными радетелями оцениваются в разы ниже. Считается, что на них погибло чуть более 7 млн солдат и офицеров вермахта, ВМФ и люфтваффе, а Румыния, Венгрия, Италия, Финляндия, Словакия и прочие союзники Гитлера вместе взятые потеряли 1 млн 468 тыс. человек. К тому же западные исследователи почти всегда приводят данные лишь о безвозвратных потерях вооружённых сил этих стран и совершенно не оценивают их демографические потери, что по меньшей мере странно. В общем, достоверность названных цифр вызывает большие вопросы у объективных исследователей данной проблемы. Причин занижения воинских потерь фашистской Германии немало, но главная из них – желание западников доказать, что СССР войну не выиграл, а просто завалил врага трупами. Да и по общему потенциалу СССР «во всех отношениях объективно был слабее своих врагов и союзников». Объективно?

Посчитаем, только честно

Итак, население Европы, объединённой под гитлеровскими (фашистскими) знамёнами, тогда составляло 290 млн человек, годовой ВВП ~$900 млрд в современных ценах. Аналогичные показатели СССР были намного скромнее: 170 млн человек населения, $350 млрд годового ВВП. То есть людской ресурс гитлеровской Европы превосходил тот же ресурс СССР примерно в 1,6 раза, экономика – в 2,5 раза. Чем, собственно, и объясняется решение Гитлера о нападении на СССР. Ведь такое превосходство, умноженное на опыт ведения вермахтом современной войны в Европе и внезапность атаки, давало надежду на быстрый разгром русской цивилизации. Однако этого не произошло. Знамя Страны Советов было поднято над поверженным рейхстагом. Какой ценой?

Многовекторные статистические исследования цены Победы СССР и поражения гитлеровской Европы показали, что суммарный уровень невозвратных потерь нашего интернационального врага во Второй мировой войне находится на уровне примерно 35 млн военнослужащих (убитые + тяжелораненые + пленные). С этим ненавистникам СССР трудно смириться, а некоторым даже невозможно.

Между тем это почти единодушно признаётся историками, потери вермахта в той войне составили 5 млн убитыми и 4 млн пленными (80% этих потерь так же общепризнанно приходится на боевые действия против СССР). Ещё 8 млн немецких военно­служащих сдались союзным войскам после капитуляции. Всего получается 17 млн. Но если общее число военнослужащих Гитлера предположительно составило 43 млн, то неучтенными остаётся около 26 млн солдат!!!

Основанием для таких подсчётов, прежде всего, служат данные о производстве стрелковых вооружений. Так вот, за годы Второй мировой войны Третий рейх по документам изготовил 41 млн 755 тыс. винтовок, 1 млн 410 тыс. пистолетов-пулемётов, 1 млн 474,6 тыс. пулемётов и порядка 6 млн пистолетов. Тогда как за всю Великую Отечественную войну в СССР было произведено 34 млн 145 тыс. винтовок и пистолетов-пулемётов, что даёт примерное соотношение производства к численности призыва 1 человек – 1 «ствол». США за войну выпустили 18 млн 503 тыс. штук такого стрелкового оружия, при собственном призыве на военную службу 15 млн 272 тыс. солдат, что тоже укладывается в соотношение 1 призывник – 1 «ствол» с ра­зумным складским запасом. Да и в годы Первой мировой войны кайзеровская Германия произвела 8547 тыс. винтовок, что вместе с довоенными запасами так же чётко вполне укладывается в схему: один «ствол» – один солдат. Поэтому можно достаточно обоснованно предположить, что Гитлер за время войны поставил под ружьё никак не менее 43 млн человек.

Разумеется, все эти выкладки хотелось бы проверить, другой вопрос – как. Правда, в конце 1946 года союзники провели в «арийской» Германии (границы 1937 года) перепись населения, которая дала результат 66 млн человек. То есть население «арийской» Германии уменьшилось по сравнению с 1937 годом на 4 млн человек, и очень многим русофобам захотелось назвать эту цифру потерями Германии в войну. Но проблема в том, что по мере продвижения Красной Армии к Берлину в «коренную» Германию со всех ног бежали жители спасаемых от фашизма земель – многие миллионы. Сказывалась пропаганда. Бежали из Восточной Пруссии и Чехословакии, из Польши и Силезии, из Познани и Судет, из Эльзаса, Лотарингии… А тех, кто не убежал сам, поляки и чехи, например, силком выселили в Германию уже после Победы. Сколько было этих беженцев – никто особо не считал. Может быть, 6 миллионов, может – 16, а может, и более. Причём всем тогда было глубоко наплевать на судьбу немцев, оказавшихся за пределами «арийского фатерлянда».

Поэтому их потери в многочисленных «маршах смерти», устроенных «европейским сообществом» немецкому населению, никем особо не учитывались, а погибшие – не подсчитывались. То ли полмиллиона истребили, то ли два миллиона, то ли пять – западным статистикам это до сих пор без разницы. А были ведь ещё многочисленные жертвы ковровых бомбардировок немецких городов союзной авиацией. Между тем для определения чисто германских демографических потерь и вынужденные переселенцы, и жертвы бомбёжек должны быть тщательно учтены.

В общем, составить хотя бы примерные, с точностью +/- несколько миллионов оценки демографических потерь Третьего рейха в ходе Второй мировой войны не представляется возможным.

К слову

Из обстоятельной монографии Мюллера–Гиллебранда «Сухопутная армия Германии. 1933–1945» следует, что в 1941 году личный состав вермахта составлял 7 млн 234 тыс. солдат. За время Великой Оте­чественной войны Гитлер влил в эту армию 13 млн призывников из одной только «арийской» Германии в границах 1937 года, плюс к тому примерно 9 млн призывников из остального рейха в границах 1941 года, и ещё 12 млн «хиви» и «фолькс­дойч» из оккупированных стран остальной Европы. В результате численность вермахта на пике в 1943 году составила 9 млн 480 тыс. военнослужащих, или увеличилась всего-то на 2 с небольшим млн человек. Но 34 млн призывников минус 2 млн пополнения составляет 32 млн. Где все эти люди? Не знает никто!!

Автор: Геннадий Кудий