Повествование о печальной судьбе московского генерал-губернатора и его верного слуги, погибших от бомбы террориста.

 

Ранним июльским утром 1984 года электричка из Москвы в область была полупустая – будний день. Полтора часа убаюкивающего стука колёс скользящего по рельсам поезда пронеслись незаметно. О чём думал автор этих строк, отправляясь навстречу, как он предполагал, необычному приключению? Сейчас уже и не вспомнить за давностью лет. Скорее всего – просто наслаждался свободой. Два года службы в армии были позади. Впереди – целая вечность бытия и слегка тревожащие мысли о предстоящей сдаче экзаменов в университет. В тот же день им руководила всего-навсего решимость проверить байку своего недавнего армейского сослуживца. Однажды тягучим зимним вечером в солдатской казарме тот поведал историю о таинственном кучере какого-то князя, похороненного на заброшенном кладбище в подмосковной сельской глубинке. Якобы под его надгробием жена «того князя» закопала несметные сокровища. По рассказам щуплого сержанта, эту тайну ему поведала перед смертью бабушка, покинувшая бренный мир буквально накануне того злополучного дня, когда парня призвали в армию, и он добраться до клада просто не успел…

Прелесть же задуманной мной авантюры заключалась в том, что разболтавшему свою семейную тайну внуку оставалось до «дембеля» ещё полгода и искушение опередить его и отыскать клад княгини не давало покоя. Это и позвало в дорогу…

Видавший виды рейсовый автобус от железнодорожной станции Михнево до заветной цели путешествия не добрался – сломался на полпути. И новоявленному кладоискателю, решившему «идти до конца», пришлось под палящим солнцем ещё изрядно помаршировать, прежде чем он сумел разглядеть вдалеке обезглавленную колокольню – точно такую, как её обрисовал сержант из Ивановского.

 

Не один час пришлось буквально прочёсывать довольно обширное кладбище, за многие годы разросшееся вокруг заброшенного храма. Тогда и в голову мне не могло прийти, что спустя годы неизвестная церковь без окон и дверей, с обрушившейся крышей и сбитыми богоборцами крестами, а на самом деле церковь Иоанна Предтечи, построенная в 1831 году на средства владельца здешних сёл – одного из пяти знаменитых екатерининских братьев Орловых – Владимира Григорьевича, вновь обретёт былую красу и славу. Когда сошёл послеполуденный зной и солнце начало клониться к закату, среди лопухов и крапивы высотой в человеческий рост, под сухими ветками и мусором вдруг показались грани массивного надгробия. Сердце забилось. Вот оно!!! Но искать заветный клад не было смысла. Стало совершенно очевидно, что надгробие давно уже переместили с первоначального места. Разочарования не было. Возник интерес – кто же был похоронен под этим солидным камнем? Изрядно потрудившись, всё же удалось расчистить траву и мусор вокруг всех четырёх сторон надгробия.

Привыкший к неопределённости суровой армейской жизни, искатель приключений прихватил в своём рюкзаке кроме провизии ещё и туалетные принадлежности. Зубная паста оказалась как нельзя кстати. Час кропотливой работы, пустой тюбик скрывается в недрах рюкзака, в руках новенький «Зенит». Фотокамера запечатлела яркие белые надписи – зубная паста «втёрлась» в контуры потемневших и заплесневевших букв. Кто-то из местных «воинствующих безбожников» в годы гонений на церковь попытался срубить и надписи на упомянутом надгробии. Особенно досталось словам «великого князя», но зубило деревенского кузнеца оказалось бессильно против твёрдого крымского гранита...

Теперь, спустя годы, они сияют золотом. Но тогда эти надписи, возрождённые с помощью зубной пасты «Жемчуг», словно приоткрыли забытый мир.

В них спрессовались история России и судьба «маленького» человека, волей судьбы навечно вошедшего в нашу Историю. «Здесь похоронен кучер Великого князя Сергея Александровича АНДРЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ РУДИНКИН. Крестьянин Московской губернии Серпуховского уезда Хатунской волости, деревни Сумароковой»… На другой грани более лаконичная надпись: «Умер от ран, полученных им от бомбы, убившей Великого князя Сергея Александровича в Московском Кремле 4-го февраля 1905 года». Ещё одна грань – эпитафия со словами Евангелия от Матфея: «Добрый и верный раб! В малом ты был верен, над многими тебя поставлю; войди в радость господина твоего». Наконец, четвёртая грань гласит, что «Памятник сей поставлен Великой княгиней ЕЛИСАВЕТОЙ ФЕДОРОВНОЙ Августейшей супругой в Бозе почившего Великого князя Сергея Александровича».

На гранях этого камня, притулившегося на пустынном и забытом богом и людьми подмосковном кладбище, самым неожиданным образом отразилась одна из кровавых драм нашей не столь давней истории. Так что же произошло в Московском Кремле  4 февраля 1905 года?

Подробнее читайте в №4/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Александр Нефедов