В период горбачёвской перестройки влиятельные историки, например Д.А. Волкогонов, видели в Троцком «несостоявшуюся альтернативу Ленину и Сталину». Да и сегодня представители альтернативной истории полагают, что, если бы страна пошла по троцкистскому пути, народы от этого только выиграли бы. Что же собой представлял Лев Троцкий, сыгравший огромную роль в Октябрьском перевороте? Почему его называли «демоном русской революции»?

 От бесов до масонов

7 ноября 1879 года (по западноевропейскому календарю) в небольшой деревне Яновке в степях южной Украины в семье состоятельного торговца зерном Давида Бронштейна родился мальчик, которого назвали Лейбой. Окончив начальную еврейскую школу – хедер, где важнейшее значение придавалось изучению Ветхого Завета и Талмуда, он продолжил образование в Одессе, там и приобщился к революционным идеям. А в Николаеве после окончания реального училища в 1897 году стал одним из основателей «Южно-русского рабочего союза», близкого по духу к социал-демократии. Вскоре «Союз» попал в разработку Департамента полиции, и Лейба Бронштейн оказался на нарах…

По просьбе Бронштейна сестра передала ему в тюрьму «Новый Завет» на четырёх языках, и он с помощью его штудирования попытался улучшить владение теми двумя, что ранее изучал в реальном училище (немецкий и французский) и выучить английский и итальянский. Кроме того, он проявлял очень большой интерес к христианским ересям и деструктивным сектам, включая сатанинские. В «Моей жизни» Лев Давидович писал, что в религиозных журналах, в избытке имевшихся в тюремной библиотеке, он внимательно изучал «исследования о бесах или демонах, об их князьях, дьяволе и об их тёмном бесовском царстве». Юный революционер знал, что значительную часть членов «Южно-русского рабочего союза» как раз и составляли последователи запрещённых сект.

Тяга юного Бронштейна ко всему мистическому совпала с изучением масонского учения. «Я завёл себе для франкмасонства тетрадь в тысячу нумерованных страниц и мелким бисером записывал в неё выдержки из многочисленных книг, чередуя их с собственными соображениями о франкмасонстве, – вспоминал Троцкий. – Работа эта заняла около года». Исследование, посвящённое масонству, стало первой крупной самостоятельной работой Бронштейна (но она никогда не публиковалась, так как была утеряна в эмиграции).

В те ранние годы Бронштейн ещё не был членом социал-демократической партии, и интерес к масонству подогревался стремлением молодого честолюбца познать тот тайный механизм, с помощью которого совершались революции и госперевороты, назначались министры и уходили в отставку правительства. Вершина власти скрывалась в масонской организации, а он, Бронштейн, пока что член слабосильного «Союза», состоящего из нескольких десятков сектантов-пролетариев под началом студентов-недоучек.

Вскоре молодой Лев становится членом централизованной, тщательно законспирированной революционной организации, имевшей не только разветвлённую сеть филиалов в России, но и обширные международные связи. Не прошло и пяти лет после его ареста, как он добился того, что оказался в лондонской штаб-квартире РСДРП и стал рассматриваться как один из подающих надежды юных руководителей партии. Необходимо было установить связи с масонской всемирной паутиной.

Как известно, деятельность масонов в России заметно активизировалась после заключения в 1890 году союза монархии с Францией, в политической жизни которой «вольные каменщики» играли решающую роль. В ложе «Великий Восток Франции» (штаб-квартира масонов) русские политэмигранты нашли гостеприимный приют у «братьев». В Париже при содействии «Великого Востока» они создали и законспирированный масонский колледж, готовивший будущих оппозиционных вождей и глашатаев.

В эти годы деятели оппозиции, как либеральной, так и революционной, вступали в масоны, и к началу российской революции многие лидеры политических партий оказались членами лож. То, что Бронштейн ещё в молодости стал участником масонской организации, утверждала, например, видная исследовательница масонства Нина Берберова, ссылаясь на личное изучение засекреченных подлинных списков масонов. Есть сведения, что Лев Давидович поддерживал связи с масонским движением и в дальнейшем. Не случайно бывший верховный руководитель французского масонства Зеллер работал в секретариате Троцкого в период его эмиграции в 30-е годы, о чём рассказал в своих мемуарах.

 Выбор псевдонима

В одесской тюрьме Л. Бронштейн встретил человека, под фамилией которого он стал известен в дальнейшем всему миру. Им был свирепый надзиратель Троцкий, гроза одесской тюрьмы, которого боялись не только заключённые, но даже тюремное начальство. Историк Н.А. Васецкий считал, что выбор псевдонима отразил ироничный склад ума заключённого: «Как бы в отместку надзирателю за его диктаторские замашки Троцкий и сделал его фамилию своим псевдонимом, чтобы доказать всем, что фамилия матёрого защитника самодержавия может служить революции».

После двухлетнего сидения в каталажке, пока велось следствие по делу «Южно-русского рабочего союза», Лев Бронштейн наконец услышал приговор (вынесенный без суда): четыре года сибирской ссылки. По дороге в Сибирь он полгода пробыл в Бутырской тюрьме в Москве, где впервые прочитал недавно написанную Лениным книгу «Развитие капитализма в России» и узнал о созданной за границей газете «Искра». Под влиянием известий об антиправительственных демонстрациях и росте забастовочного движения в Центральной России, в Сибири началась буквально эпидемия побегов ссыльных. 12 июня 1902 года из Верхоленска сбежал Ф.Э. Дзержинский, а 21 августа – Л.Д. Бронштейн. Иркутские друзья выправили Лейбе фальшивый паспорт, куда он вписал новую фамилию – «Троцкий». Доехав до Самары, новоявленный революционер был тепло встречен секретарём местного бюро русской организации «Искры» Г.М. Кржижановским и тотчас получил от него задание – провести инспекцию подпольных партийных организаций в Харькове, Полтаве и Киеве.

После проведения этой инспекции Троцкого срочно вызвали в Лондон, в редакцию «Искры»! Однако с чего бы это вдруг человек, не состоящий в РСДРП, а лишь сотрудничавший в ссылке в качестве независимого журналиста с революционным Сибирским союзом (который не входил ещё во всероссийскую партию!), мог получить такое ответственное поручение? Почему Ульянов (Ленин), прежде не слыхавший о некоем Троцком, вдруг стал вызывать его в Англию и даже требовать ускорить его отъезд? Скорее всего, у Троцкого уже были покровители. По дороге в Лондон в швейцарском Цюрихе он встретился с известным деятелем российской социал-демократии П.Б. Аксельродом. Израильский историк Исаак Дейчер в своём труде о Троцком уверяет, что маститого политика с неопытным юнцом сблизило то, что «Аксельрод был южноукраинским евреем, как и Троцкий». Но как объяснить тогда повышенное внимание к скромной персоне 22-летнего никому не известного оппозиционера руководителей австрийской социал-демократии (например, её лидер В. Адлер снабдил Троцкого солидной денежной суммой для дальнейшей поездки)?

Между прочим, таинственное появление в Лондоне юного Троцкого напоминает не менее загадочное возникновение в Швейцарии (в 1886 году) другого будущего «демона русской смуты» Александра Парвуса (Израиля Гельфанда). Его так же по чьей-то приватной рекомендации принял и пригрел глава знаменитой марксистской группы «Освобождение труда» Г.В. Плеханов, взяли под опеку и стали старательно взращивать ведущие деятели германской и международной социал-демократии, к примеру Карл Каутский и Клара Цеткин. Да, Гельфанд и Бронштейн были соплеменниками, но гораздо важнее другое совпадение. Оба они были сыновьями крупных зернопромышленников.

Своё восхождение Парвус начал раньше. В аналитических статьях он запугивал Германию перспективой быстрого хозяйственного роста России и неизбежной тяжелейшей войны, которая приведёт к смене строя в России. Сын одесского торговца зерном призывал Запад всеми силами поддержать грядущую революцию против самодержавия. Квартира Гельфанда в Швабинге (пригород Мюнхена) стала настоящим центром русской революционной эмиграции, здесь было отпечатано восемь номеров ленинской «Искры»...

Александр ПРОНИН

Продолжение в №5/2017 журнала «Тайны и преступления», стр. 30 — 39

Теги: