778976e6baa9417b47aca27f49b631f1bc5f6c136858549За что монаху Авелю судьба отвесила «искушений число бесчисленное», за что десять раз был он «под смертию» и сто раз приходил в отчаяние?..

 Вольная от барина

Документов его не сохранилось, хотя велел выправить ему «вид» лично Александр I. Только письма немногим адресатам да протоколы допросов. Различны сведения о его семье. По одной версии, отец его – деревенский коновал, по другой – священник. Не сохранилась и его малая родина – деревня Акулово Алексинского уезда Тульской губернии. По переписи 1782 года, она насчитывала 19 домов, 99 лиц мужского населения и 94 – женского. Крепостные князей Нарышкиных могли позволить себе иметь по 6–8 детей. У отца Василия Васильева их было девять.

Рос Вася грамотным, чтение любил, освоил весьма прибыльное в те времена ремесло плотника. Часто посещал храм, рано начал разбираться в богослужебном укладе. Лет с десяти стал уже задумываться о том, чтобы служить Богу в священном сане, правда, понимал, что слишком рано, да и не отпустят крепостного ни в священники, ни в монахи.

В 17 лет Вася по принуждению женился на тринадцатилетней Анастасии, а через два года бросил семью и сбежал – ушёл странствовать «в южные и западные, а потом в восточные страны». Бродил девять лет, по некоторым данным, побывал даже в Стамбуле. В Херсоне плотничал на верфи. Там свалила его непонятная болезнь. В горячечном бреду стали посещать его видения о грядущем, неизвестные голоса сообщали о том, что должно сбыться. И Василий обещал в молитвах, что, если поправится, будет трудиться во славу Божию «в преподобии и правде».

Вернувшись домой, стал умолять родителей отпустить его в монастырь. Те ни в какую: как им снова лишиться плотника, кормильца семьи! Тогда Василий тайно покинул деревню и, кормясь подаянием, добрался до Санкт-Петербурга, отыскал дом своего барина. Как он выпросил себе вольную, неизвестно. И опять никому не сказавшись, ушёл на Валаам. При постриге дали ему имя Адам.

Через год, испросив благословения игумена, он поселился в уединённом скиту. Там, в тишине и одиночестве, истово молясь, стал молодой монах впадать в морочное состояние, его сознание будто бы поднималось над миром и видел он «другими глазами» прошлое и будущее. Транс длился часами, однажды – более двух суток.

 В столицу, в казённый дом

В своём житии Василий-Адам описывал эти духовные опыты. Чудом уцелевшие страницы его записок рассказывают о тяжких днях и ночах в валаамском скиту, когда «множества тёмных духов нападали нань». «И сказа ему безвестная и тайная, что будет впредь всему миру. Тогда взяли его два неких светлых духа и сказали ему: «Буди ты новый Адам и древний отец Дадамей, и напиши, яже видел еси, и скажи, яже слышал еси. Тем напиши, которые могут вместити наши словеса и наша наказания…»

Зимой 1796 года показал Василий записанное им монаху Аркадию. Тот отнёс записи настоятелю. Последний, прочитав сочинения, «премного испугался» и отправил книгу и составителя под конвоем в Кострому, в духовную консисторию, а оттуда – к правящему архиерею. «Кто надоумил тебя на такое святотатство, как книга твоя еретическая?» – гремел епископ. «Будучи в Валааме, пришёл к заутрени в церковь, равно как бы апостол Павел, восхищён был на небо и там видел две книги, и что видел, то самое и писал», – отвечал монах. Сравнения с апостолом Павлом епископ не выдержал, ударил его посохом. Но уничтожить написанное не решился: странный инок провидел не абы что, а день и час кончины самой Екатерины. Лишил владыка Адама монашеского сана и сдал с рук на руки губернатору. В Костроме расстригу посадили в острог. Однако губернатор, прочитав «престрашную книгу», сообразил, что не по чину ему в такое вмешиваться, и отправил Васильева в столицу, в Тайную экспедицию. Там допросят!

Там его спрашивали: «Откуда был тебе глас и в чём он состоял?» – «Когда я был в пустыни Валаамской, – отвечал Василий, – во едино время был из воздуха глас, яко боговидцу Моисею пророку, и изречено тако: иди и скажи северной царице Екатерине Алексеевне всю истину, еже аз тебе заповедую. Первое скажи, егда воцарится сын её, Павел Петрович, тогда будет покорена под ноги его земля Турецкая, а сам султан дань станет платить. И ещё рцы северной царице: царствовать она будет сорок годов…»

Материалы следствия отправили обер-прокурору Сената, который доложил о бывшем монахе государыне. Прочитав их, та немало расстроилась. Конечно, богохульник и оскорбитель высочайшей власти заслуживал смертной казни. Однако Екатерина заменила её заточением в Шлиссельбургскую крепость, предписав «содержать под крепчайшим караулом, так, чтобы он ни с кем не сообщался, а написанное им хранить в Тайной экспедиции».

Просидел Васильев в крепости десять месяцев и десять дней, там и узнал о давно ему открытом: Екатерины Великой не стало. Точно в предсказанный день.

Антон Васильев

Продолжение читайте в июльском номере (№7, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,