shutterstock_392056843Овеянная легендами Абхазия полна романтических тайн. Многие уже разгаданы. Но есть одна интереснейшая загадка – абхазские негры. Кто они?

 Бабушка Абаш – заклинательница стихий неба и земли

Для начала обратимся к сведениям, собранным абхазским писателем, этнографом, кандидатом исторических наук Вианором Пачулиа (1929–1988).

«Небо мертво, и земля мертва, – причитала колдунья, – и ты, пасущий стада облаков, повелевающий когортами звёзд, ты, пастырь мирского стада, смилостивись над золотушной землёй и прокажённым небом. Не отврати свой лик от заговора моего!» Причитая, колдунья трижды обошла убогую свою хижину, где на стенах были распластаны чучела рыб и птиц, где качались пучки диковинных засохших цветов. Потом она приостановилась, обратилась чёрным лицом к закату, приподнялась на носки, как бы собираясь воспарить, и возопила вдруг высоким речитативом:

«Огненный всадник на огненном скакуне:

Башлык – что огонь, черкеска – огонь, чувяки – огонь, шаровары – огонь.

Седло и уздечка – как пламень, объятая пламенем плеть.

Он мчится, как пламя, и ты, как огонь, – вслед за ним.

Он прыгнет, как пламя, и ты, как огонь, – вслед за ним.

Асинис минули, и Мыру, и Джиру минули.

На огненных скалах убили огненную змею!..»

Едва колдунья выкрикнула это страшное «змею-у-у», трое моих сверстников не выдержали и задали стрекача… И зачем только я упросил старуху Абаш позаклинать духов, как в старину!.. Я в ужасе взирал на заклинательницу стихий неба и земли. И  тут случилось чудо. Чернокожая волшебница смахнула со лба капли пота, пригладила седые пряди и проговорила:

– Ну как, страшно? Это ещё не страшно. Вот бабка моя настоящая была колдунья. Деревья заставляла летать над горами, как стаи птиц. Ручьи сворачивала в клубки, горы шатала.

– Бабушка Абаш, а почему ты вся чёрная?

– Потому что родители мои были негры. И родители родителей тоже негры…

– А где у нас в Абхазии живут негры?

– В Поквеше живут. В Ачандаре. В Члоу живут. В Тхине, Меркуле, Кындге живут…»

Одно из первых печатных упоминаний об абхазских неграх В. Пачулиа обнаружил в газете «Кавказ» за 1913 год. В заметке от 16 марта этнограф В.И. Врадий рассказал о своей встрече с негром-метисом Аджи-Абдул-оглы. Учёный расспросил его о негритянских семьях из окрестных сёл, уговорил сфотографироваться. Сама по себе заметка не бог весть какая ценность для исторической науки. Зато отклики на неё довольно любопытны.

Вот что сообщал некий Е. Марков: «Проезжая в первый раз абхазскую общину Адзюбжу, я был поражён чисто тропическим ландшафтом: на яркой зелени густых девственных зарослей вырисовывались хижины и постройки из дерева, крытые тростником, копошились курчавые негритята… На ослепительном солнце чёрные люди в белых одеждах представляли характерное зрелище какой-нибудь африканской сценки... Негры эти ничем не отличаются от абхазцев, среди которых живут уже с давних времён, говорят только по-абхазски, исповедуют ту же веру. Мне думается, что негры являются в этих местах случайным элементом и привезены сюда не ранее появления на черноморском берегу Кавказа турок, у которых, как известно, всегда бывало много слуг из африканцев… Ничего удивительного нет в том, что часть этих бывших рабов осела кое-где на побережье…»

 Язык до Турции и Греции довёл

metis2_«В 1884 году я проехал часть Абхазии и встретил там несколько негров. Тип лица у них, как мне помнится, был абиссинский, но у них самих каких-либо определённых сведений о своём происхождении не было. По религии они были мусульмане, но, кажется, что-то знали и о католичестве. В 1887 году я взял одного молодого, лет двадцати, негра в прислуги. Это был самый преданный человек… Он был католик».

В. Тьебо, публикация в газете «Кавказ»

Интересно, что за минувшие десятилетия почти никто из историков не пытался опровергнуть точку зрения об ассимиляции. Это и понятно. Письменность в Абхазии появилась незадолго до Октябрьской революции, так что воссоздать документально историю края невозможно. Приходится довольствоваться материалами фольклора (довольно богатыми), косвенными источниками иноземных авторов, посетивших Колхиду или слышавших о ней из уст купцов, пилигримов, пиратов. Розыски осложняются ещё и тем, что Абхазия – страна необычайно древней и самобытной истории.

В середине I тысячелетия до н. э. греческая держава основала на абхазском берегу свои колонии. В те времена Абхазия, как и всё черноморское побережье Колхиды, населённое древнегрузинскими и абхазскими племенами, была своеобразным посредником в торговых связях стран Средиземноморья с Азией, Китаем и Индией. Более двух тысячелетий назад эти колонии подпали под власть Митридата Понтийского, а затем были покорены Римом. В эпоху правления Диоклетиана сюда ссылали христиан. В союзе с Византией Абхазия неоднократно вела войны с Персией, И, наконец, в 1578 году страна была покорена турками на долгих три столетия. Так что любой турецкий наместник мог привезти в Абхазию чернокожих рабов и продать их местным князьям.

Историческая справка

Историк Е. Лавров, опираясь на известные сказания о древних обитателях восточного побережья Чёрного моря, опубликовал свои выводы. Впервые имя колхов упоминается в греческих поэмах, относящихся к VII веку до н. э. В те времена греки только по каким-то смутным воспоминаниям, понаслышке знали, что на востоке, за бесконечным Понтом Эвксинским, лежит страна, богатая светом, теплом и золотом, страна колхов, и дополняли воображением скудные о ней сведения. Самих колхов в то время, когда слагалось сказание об аргонавтах, греки не видели.

Первым греком, посетившим Колхиду и оставившим исторические сведения о колхах, был Геродот (484–425 гг. до н. э.): «Колхи, по-видимому, египетского происхождения: я о том догадывался, прежде чем услышал от других, но, желая удостовериться, расспрашивал оба народа: колхи сохранили гораздо больше воспоминаний о египтянах, чем египтяне о колхах. Египтяне полагают, что народы эти суть потомки части войска Севострисова. Я также заключил это на основании примет: во-первых, они черномазы и курчавы…»

Трудно предположить, чтобы Геродот – житель Греции, где смуглый и даже очень смуглый цвет лица обычен, мог бы назвать «черномазыми» людей просто загорелых и темноволосых. Курчавость же – несомненный признак негрского и эфиопского этноса. Кстати, Пиндар (522–448 гг. до н. э.) тоже называет колхов чёрными.

Более или менее достоверные сведения о кавказском побережье Чёрного моря относятся ко временам Митридата (132–63 гг. до н. э.), когда уже чёрных колхов как племени не существовало.

Вывод: в доисторические времена Колхида была населена народом кушитского (эфиопского, негрского) племени. Остатки его (вероятно) ещё были довольно многочисленны, если в начале V века их видел, с ними беседовал Геродот. Затем, к концу того же века, они исчезают, кроме, быть может, единичных семей.

История берегов Понта Эвксинского – это невообразимое средоточие и переплетение битв и нашествий, переселений целых народов, возникновения и полного исчезновения государств. Проблема происхождения абхазских племён и доныне далека от полного разрешения. Сообщение Геродота можно, скорее, отнести к легендам.В своё время Страбон жаловался, что для работы с населением Колхиды ему понадобилась помощь чуть ли не 70 переводчиков! Неудивительно, что сведения об этом уголке Кавказа столь противоречивы.

 Трудолюбивые «шави-каци»

Нельзя не упомянуть об исследованиях абхазского учёного и писателя Дмитрия Гулиа, предположившего, что абхазцы – выходцы из Египта и Абиссинии. При этом он цитировал высказывания Геродота, Каллимаха, Периегета, Марцеллина, Диодора Сицилийского, Страбона, Дионисия, Евстафия, доказывавших, что колхи вышли из Египта. Конечно, цитаты ещё не доказательство. Значительно весомей аналогии в географических названиях, именованиях божеств, именах людей, в сходстве нравов, обычаев и поверий абхазских с абиссинско-египетскими. Негры, доселе живущие в Абхазии, ничем, кроме внешнего обличья, от абхазцев не отличаются. Они трудятся на цитрусовых плантациях, в шахтах, на городских предприятиях. Для них Абхазия всегда была родиной. С сотворения мира, как говорила старуха Абаш. Она помнила какие-то предания, соглашалась иногда позаклинать духов. Её неподражаемым искусством перевоплощения восхищался Максим Горький, когда в 1927 году вместе с абхазским писателем, председателем ЦИК Абхазии Самсоном Чанбой посетил село Адзюбжу и навестил местных негров.

Интересна докладная записка адмирала И.С. Исакова Н.С. Хрущеву. Командующий флотом предлагал создать в пику расистам США пусть малочисленное, но преданное идеям коммунизма поколение «советских негров» и поселить их в местах традиционного проживания – в Кодорском ущелье. Вот что он писал:

«Секретно экз. № 1

ПРЕЗИДИУМ ЦК КПСС

Товарищу ХРУЩЁВУ Н.С.

Глубокоуважаемый Никита Сергеевич!

Несмотря на Вашу исключительную занятость, очень прошу найти время прочесть настоящую записку об абхазских неграх.

С незапамятных времён на границе Абхазии и Самурзакани (Имеретии) было несколько поселений негров. Центр – в абхазском селе Адзюбжа, что на реке Кодор. Мальчишкой лично видел их и даже юношей в 1911 году написал заметку в так наз. «Синий журнал». Для широкой публики это была новость.

Наместник Кавказа Воронцов-Дашков, подражая Петру Великому, имел в своём личном конвое четырёх самых рослых негров из Адзюбжи, которые сопровождали его в черкесках.

Для этнографов самый факт не был новостью, т. к. о них есть упоминание в специальной литературе. Однако происхождение этих негров осталось до конца невыясненным. Одни утверждали, что несколько сот лет назад у берегов Анакрии и Кодора во время шторма разбился парусный корабль с невольниками, которых везли на продажу, и спасённые, освободившись, основали колонию. Другая версия утверждает, что владетели Абхазии князья Шервашидзе просто купили их как рабов и ввезли в Абхазию.

Постепенно негры ассимилировались и смешались с местным населением (абхазцами, мингрельцами и имеретинами)… Они носили собирательную кличку «шави-каци» (чёрные люди), очевидно, из-за своего трудолюбия не подвергались остракизму и заключали смешанные браки, постепенно растворяясь в окружающей среде. Выращивали они кукурузу, виноград и цитрусовые, в города и на фабрики никто не шёл…»

Скорее всего, ходу этой записке не дали, и вряд ли её видел Хрущёв.

 Семейство негров из Адзюбжи. Фотография из книги Ковалевского П. И. «Кавказ. Том I. Народы Кавказа», СПб., 1914С миром пришли и остались

А вот любопытное предположение писателя В. Анкваба.

Эпос о нартских богатырях бытует почти у всех народов Кавказа, но у абхазов, адыгов и осетин он наиболее распространён. Его возраст исчисляется несколькими тысячелетиями. Можно ли отыскать в эпосе какое-то упоминание об абхазских неграх? Оказывается, да.

«Нарты, все сто братьев, оседлали однажды своих скакунов – аращи – и двинулись в путь-дорогу, как всегда, славу добывать. Едут, едут они, где ночь застанет, там и ночлег. Утром седлают коней и в путь-дорогу. Так они путешествовали полтора года. И однажды к вечеру остановились под тенистыми ветвями большого развесистого дерева, посреди широкого поля. Коней выпустили пастись, сами расстелили бурки в тени дерева и уселись.

Младшие разожгли костёр и начали готовить пищу. От костра дым взметнулся к небу, и заметили этот дым люди, обитавшие на расстоянии полдневного пути от того места, где отдыхали нарты. Это были чернокожие люди – негры...

Снарядили чёрные люди воинов и наказали им разузнать, что это за дым. Вернулись из разведки чернолицые воины, поведали старейшинам обо всём.

Собрались чернолицые мужчины и женщины, старые и молодые, посоветовались и решили достойно встретить незваных гостей – биться, пока живы…

На другое утро нарты, как обычно, отправились в путь и очень обрадовались, когда в полдень увидели чернолицых. Но вскоре нарты заметили, что чёрные люди собираются встретить их копьями и стрелами. Тогда нарты отобрали нескольких своих воинов и послали их без оружия, чтобы те, чернокожие, убедились, что идут к ним не враги, а друзья. Но чернолицые пустили в них стрелы, ранили двух нартов, пришлось воинам вернуться. Посовещались нарты и опять отправили своих безоружных посланцев. Но случилось то же, что и поначалу. Тогда все сто нартов сели на своих огнеподобных коней-аращи и бросились на чернолицых, как разъярённые зубры…

Поняли чернолицые, с кем дело имеют и что нарты невинным зла не причиняют, попросили мира. Задали чернолицые большой пир. Нарты ровно один месяц прожили у чернолицых. А когда возвращались обратно к себе на родину, чернолицые подарили им много скота, и сто лучших чернолицых джигитов отправились с ними, чтобы посмотреть, как живут знаменитые нарты, и погостить у них. Вернулись в Апсны (Абхазию) сто братьев нартов, с ними сто чернолицых из далёкой земли. Очень понравилась чернолицым Апсны, и, когда через месяц настал срок расставанья, половина гостей вернулась к себе на родину, а другая половина гостей навсегда осталась в здешних краях».

Любопытно, что в этом повествовании всё соответствует действительности. Полтора года двигались нарты с Кавказа на юг. За это время они вполне могли достичь глубинных районов Африки. Затем богатыри вернулись в Абхазию, и вместе с ними, как бы с ответным визитом, прибыл отряд негров. Могло ли такое быть? Могло! Эпос, рождённый коллективным творчеством, в символах своих и иносказаниях отражает правду исторического прошлого. 

Алексей Комогорцев, Николай Непомнящий

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в июльском номере (№7, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,