Отец решил воспитать его гением, а он им просто родился

Есть у мальчика мечта

25 мая 1889 года в семье профессора Киевского университета, доктора медицины Ивана Алексеевича Сикорского родился младший сын Игорь. Профессор, слывший человеком весьма оригинальным, решил во что бы то ни стало воспитать сына… гением! Составил подробный план – программу развития мальчика. Подобные программы, помогающие сосредоточиться и преодолевать трудности шаг за шагом, Сикорский-старший составлял и для себя.

Сын научился читать очень рано и читал взахлёб, увлечённо. Бесполезных (с точки зрения отца) книг в его библиотеке не было, только познавательные, а из приключенческих такие, что в занимательной манере повествуют о разных странах и народах, например романы Луи Буссенара. Некоторые книги мальчик перечитывал, но одна захватила его настолько, что стала настольной на всю жизнь, – «Робур-Завоеватель», роман Жюля Верна о гениальном инженере, возмечтавшем овладеть миром с помощью летательного аппарата тяжелее воздуха, прообраза вертолёта или автожира.

Когда Игорь чуть подрос, мама, Мария Стефановна, показала ему альбом репродукций поздних работ Леонардо да Винчи, поклонницей которого являлась. На последних страницах альбома был воспроизведён чертёж странного винтокрылого аппарата – геликоптера, напоминавшего детище Робура. И это Италия ХVI века! В ту ночь потрясённый мальчик с трудом уснул. И ему приснилось, что он летит на чудесном аппарате, сидя в прозрачном веретенообразном помещении. Он ещё не знал, как оно называется, да и никто в мире этого не знал… В окно, схожее с корабельным иллюминатором, он видел внизу далёкую землю, потом деревья и приближающийся берег моря. Наяву Игорь это увидит через много-много лет.

А пока… Ему нравилось запускать в небо игрушку – насаженный на вертикальную ось маленький пропеллер, раскручиваемый резиновым жгутом. Но уже тогда он задумал создать на её основе что-нибудь серьёзное, большое, способное поднять в воздух людей и грузы, совсем как у Робура-Завоевателя.

Инженер – тоже дело, в конце концов!

В сентябре 1900 года 11-летнего Игоря отдали в 1-ю киевскую гимназию, учреждение престижное, элитное. Там учились, между прочим, в разные годы Константин Паустовский и Михаил Булгаков, нарком Анатолий Луначарский и художник Николай Ге. Начальное образование «воспитуемый под гения», естественно, уже получил дома и в гимназию пришёл полностью подготовленным. Учился хорошо, но отличником не был в силу неусидчивости и разбросанности в бытовом плане (качества, присущие великим людям!), постоянно выезжал на отличной, редкостной памяти, не отставал ни по одному предмету.

Отец хотел, чтобы Игорь стал медиком, но вскоре выяснилось, что младший отпрыск обожает математику, физику, вообще точные науки. Он хорошо рисовал, но вместо портретов и натюрмортов у него получались чертежи машин. И отец сдался: ну, пусть будет инженером, тоже дело, в конце концов. После гимназии его определили в морской кадетский корпус – на флоте нужны инженеры. Но Игорь море внезапно разлюбил, пройдя лишь общий курс дисциплин. Правда, в коллективе (команде) работать научился. И к 17 годам стал абсолютно самостоятельным человеком.

Киевский университет мог бы стать для Игоря альма-матер. Но… Шёл 1906 год, студенчество гудело, занятия срывались. И отец отправил его в Париж – от смутьянов подальше – в техническую школу Дювинье де Ланно, но Игорь не вписался и там. Серьёзного обучения аэродинамике, физике, инженерным наукам в школе не велось, лекции напоминали, скорее, обсуждение фантастических романов, мечтаний о том, какими будут аппараты для покорения воздуха. Через шесть месяцев Сикорский-младший вернулся домой. Сам всерьёз засел за учебники и в следующем году поступил в киевский Политехнический институт. Год честно отучился, но сразу почувствовал, что сухая математика и формулы не для него. Он хочет летать. А главное – создавать невиданные аппараты.

И был ему Голос!

Построить вертолёт в те годы не получилось: маломощные французские моторы могли поднять машину лишь без пилота (по весу), да и автомата перекоса ещё не было – геликоптер не смог бы маневрировать в воздухе. Пришлось заняться более привычным – аэропланами. Вместе с молодым инженером Былинкиным в сарае у лётного поля он собрал аэроплан «БиС-1», не пожелавший взлететь. Потом «БиС-2»…

И тут вмешалось провидение! Ночью перед первым испытанием во сне Игорь услышал Голос, посоветовавший изменить хвостовое оперение. И его детище без проблем взмыло в воздух, набрав высоту 180 метров. А через год новая машина «С-5» на полукилометровой высоте отлетала целый час. Её конструктор получил первый приз на соревнованиях военных аэропланов! Следующей его моделью стал «С-6», и посыпались военные заказы.

Вскоре Балтийский вагонный завод пригласил Сикорского на должность главного инженера своего авиаотдела. И не просчитался: 24-летний конструктор уже разработал схему многомоторного тяжёлого самолёта с экипажем в несколько человек. Подобные аппараты в 1912 году не существовали даже в чертежах ни в Европе, ни в Америке. По инициативе начальника отдела Михаила Владимировича Шидловского на заводе решили строить аэропланы исключительно русских конструкторов.

Для справки: заслугой Шидловского были и первые отечественные легковые автомобили «Руссо-Балт». Рассчитанные на специфику именно российских дорог, они выдерживали серьёзнейшие испытания, чему пример – автопробег Нагеля через всю Россию, Западную Европу и Северную Африку. Ещё один вклад Шидловского – выпуск отечественных авиамоторов. В 1919 году Михаил Владимирович был арестован вместе с сыном за попытку бежать из РСФСР в Финляндию и зверски убит.

Антон Васильев

Продолжение читайте в майском номере (№05, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,