Озлобил князь царя настолько, что до нашего времени не дошло ни одного его портрета

Чарка Петра I, которую он выточил собственноручно и подарил Матвею Гагарину, московскому губернатору. 1709 г.

Матвей Петрович Гагарин, князь из рода Рюриковичей, деятельный и предприимчивый губернатор Сибири, был обвинён в непомерном лихоимстве и утаивании от казны неслыханных богатств, после страшных пыток повешен на Троицкой площади Санкт-Петербурга, прямо напротив окон Юстиц-коллегии.

По государеву велению тело не снимали семь месяцев, только виселицу перевезли на площадь рядом с новой Биржей – для устрашения прочих мздоимцев, которые, как, очевидно, предполагал Пётр, именно среди чиновников, связанных с частными подрядами, и окопались…

По другим данным, истлевшее и птицами изъеденное тело не предавали земле чуть ли не три года. В конце концов похоронили его в фамильной усыпальнице Гагариных, в селе Сенницы нынешнего Озёрского района Московской области. Имя и труды князя высочайшей волей предавались «вечному забвению».

Предположительный портрет князя Матвея Гагарина

Москву называл он своею

Дожили до нашего времени слухи, будто при строительстве в Белом городе на Тверской улице (на месте нынешнего дома № 4) роскошного четырёхэтажного дворца с фасадом в венецианском стиле (сильно пострадавшего в пожаре 1812 года) по приказу князя, в то время коменданта Москвы, выкопали тайный ход к Кремлю с глубокими подземельями. Знатоки старины утверждают, что когда работа была закончена, ни в грош не ставивший человеческую жизнь князь собственноручно замуровал землекопов в дальнем тупике одного из подземелий. Но перед этим старший над землекопами якобы составил для князя точную карту подземелий с обозначением всех мест, где были оборудованы хитроумные тайники.

Спустя несколько лет бывший московский комендант, занимавший уже должность властелина Сибири, не доверяя никому и, вероятно, предчувствуя близкий конец, самолично спрятал в известных теперь только ему подземных тайниках свои награбленные сокровища и богатый личный архив.

Ещё одна московская усадьба Гагариных (Страстной бульвар, 15), известная с 1716 года, занимает всю восточную часть квартала между Страстным бульваром, улицей Петровкой и Успенским переулком. Здание (его занимает ныне 24-я городская больница) знаменито тем, что в 1802–1812 гг. в нём размещался Английский клуб, а в 1806 году был дан памятный обед в честь князя П.И. Багратиона, победителя французов при Шенграбене (описан Л.Н. Толстым в романе «Война и мир»).

Усадьба сильно пострадала в войну 1812 года и позднее была радикально перестроена архитектором О.И. Бове. Если что-то Матвей Петрович тут и спрятал, то найти тайный ход (или лаз в подземелье) будет очень трудно.

Третий московский адрес – Гагаринский переулок, расположенный между Гоголевским бульваром и Плотниковым переулком. Владение 21–27 до 1812 года тоже принадлежало Гагариным, причём именно со времени комендантства Матвея Петровича этот район начала заселять московская знать. Велись ли здесь работы по оборудованию тайников, неизвестно.

Не токмо Отечеству на благо

Родившийся в 1658 году Матвей Петрович числится в боярских книгах стольником с 1686 года. В 1693–1694 гг. он служит воеводой в Нерчинске. Через этот забайкальский острог шла вся российская торговля с Китаем. Вплоть до 1762 года осуществлялась она исключительно казёнными караванами. Товары могли перевозить в караванах только те, кто официально попадал в их штаты, а составлял их нерчинский воевода самолично. Судя по всему, Гагарин устраивал в караваны только своих людей и брал за это взятки. Ещё и сам торговал с Китаем нелегально, фактически организовывал провоз контрабанды, без уплаты пошлин. Как сообщает Большая Российская энциклопедия, «вместе с братом Иваном и двоюродным братом Иваном Михайловичем (Матвей Гагарин) был замешан в торговых махинациях и взяточничестве... у М.П. и И.М. Гагариных конфисковано имущество и наложена «пеня» более чем в 13 тыс. руб.».

Против князя возбуждали дело в 1700 году – о неуплате комиссионных за покупку драгоценных камней в Китае, – и в 1714-м, и ещё, и ещё. И всякий раз он отделывался лёгким испугом. Пётр I ценил его деловую хватку, ум и организаторские способности. Занимая в последующем посты главы Сибирского приказа и Оружейной палаты со званием «генерал-президента и сибирского провинциального судьи» (с 1706 г.), коменданта Москвы (1707–1711 гг.), генерал-губернатора Сибирской губернии (1708–1719), М.П. Гагарин успешно справлялся со сбором налогов и набором рекрутов. Он сыграл важную роль в развитии торговли и дипломатических связей с Китаем, способствовал деятельности Русской православной церкви в Сибири.

В 1716 году под его руководством построили канал между реками Тобол и Иртыш. В Тобольске, где была в те годы резиденция сибирского губернатора, появился каменный кремль по образцу московского, причём на строительство кремлёвских стен князь привлёк пленных шведов, отправленных с театра военных действий в Сибирь вплоть до окончания Северной войны. При Гагарине в городе появились и первые каменные мостовые, как в Петербурге. (Кстати, на западной стене бывшего Тюремного замка и доныне висит памятная доска Матвею Гагарину, барельеф был изготовлен главным художником Санкт-Петербургского монетного двора А. Баклановым.)

Чёрный копатель, хоть и князь

Любопытно, что значительную часть своей жизни, практически весь сибирский период, князь посвятил поиску древних захоронений. При нём начались раскопки курганов по Тоболу, Иртышу, Енисею. В ходе этих экспедиций по Сибири было извлечено немало золотых монет, украшений и оружия. Наиболее ценные (по мнению М.П.) экспонаты сохранялись в первозданном виде, но многое шло в переплавку – на изготовление уникальных предметов роскоши для князя.

В короткий срок Гагарин становится одним из богатейших людей России. Сибирскому губернатору при таких обстоятельствах, учитывая, какие слухи могли распускать (и распускали) о нём недоброжелатели, вести бы себя поскромнее, не щеголять бы своими миллионами. Нет, боярская спесь брала своё.

 

Только на украшение окладов икон в московском и петербургском домах он потратил по 130 тысяч рублей – сумму по тем временам просто фантастическую!

 

Угощения для гостей в его особняках подавали только на золотых и серебряных приборах, самый обычный обед включал не менее 50 блюд. Один из обедов, который в 1709 году закатил в своём шикарном дворце на Тверской московский комендант по случаю полтавской виктории, превзошёл по количеству гостей, богатству посуды, изобилию праздничного меню всё доселе виданное!

Разумеется, Гагарин старался, как мог, задобрить царя Петра, не раз посылал ему подарки: то китайский фарфор (некоторые образцы его хранятся в коллекции Эрмитажа), то китайский шёлк, то драгоценные камни. Прислал он в Петербург и более 2000 саженцев кедровых деревьев, которыми предлагал украсить разбивавшийся при деятельном участии царя Летний сад.

Кстати, начало нынешнему собранию древнего золота из Особой кладовой Эрмитажа положили дары князя Матвея Петровича. Так, в декабре 1716 года поднёс он царю 96 крупных золотых изделий и 20 мелких золотых вещей общим весом более 22 кг – всё из раскопанных им курганов. Петру, надо думать, нравилась (по крайней мере, до поры до времени) щедрость этих подношений, он со своей стороны тоже оказывал князю знаки внимания. В Оружейной палате Московского Кремля хранится чарка, выточенная им собственноручно из орехового капа в 1709 году и подаренная Гагарину в знак благоволения и признательности за труды во благо Отечества.

Старинные сокровища из сибирской коллекции Петра I

В 1717 году, выполняя волю Петра, объявившего, что всякий клад, найденный на территории России, является государственной собственностью, Матвей Петрович приказал сдавать в казну золотые и серебряные вещи, найденные при раскопках. Но, скорее всего, отправляли в Петербург далеко не всё, часть плыла-таки в руки князя.

«Бугровое» богатство земли Сибирской

В Сибири ещё со времён Ермака поселенцев привлекали древние городища и курганы. Называли их «буграми», поиски ценностей в тех «буграх» не иначе как «бугрованием», а кладоискателей именовали «бугровщиками». Особенно много «бугров» встречалось по берегам Оби и Ишима.

В 1715 году князь Гагарин удивил Петербург, привезя первые десять золотых предметов, найденных в «буграх». Это были женские украшения, элементы конской сбруи, фигурки божков. Сам царь очень заинтересовался этими находками, и на следующий год генерал-губернатор доставил ему уже свыше ста золотых предметов.

В начале XVIII века в кургане на левом берегу реки Алей, притока Иртыша, «бугровщики» нарыли золотых изделий аж на два пуда, среди них были «золотые диковинные звери и конный истукан». К середине века искатели кладов уже спускались всё дальше на юг, в степи, где стали то и дело сталкиваться с кочевыми калмыками и киргиз-кайсаками, занимавшимися тем же промыслом. В 1727 году даже произошло кровавое побоище в Барабинской степи.

Чтобы унять грозивший большими бедами конфликт, очередной сибирский генерал-губернатор издал указ, запрещавший русским «бугровщикам» наведываться в степь. Однако выгодный промысел продолжался.

 

Найденные сокровища в казну и под страхом суровой кары не сдавали, а продавали, разумеется, не без ведома местных воевод и приказных

 

С красноярским воеводой Д.Б. Зубковым расплатились «бугровым» золотом на несколько тысяч рублей, богатую коллекцию золотых идолов собрал нарымский воевода Ф.Е. Каменский.

Но больше всего сокровищ из курганов осело в тайниках и закромах генерал-губернатора Гагарина. Он поставил дело розыска и раскопок курганов фактически на промышленную основу. Сам снаряжал промысловые партии, работавшие под неусыпным надзором верных людей, изымавших всё найденное «в пользу казны».

Получив официальное разрешение царя на проведение археологических экспедиций, князь Гагарин отправил из Тобольска отряд из трёх тысяч человек под командой подполковника И.Д. Бухгольца. Экспедиция должна была разыскать золотой клад в районе городка Эркети, слухи о существовании которого не давали покоя Матвею Петровичу. Предприятие завершилось провалом: многие погибли от голода и болезней, были убиты или взяты в плен аборигенами. Правда, на обратном пути остатки отряда Бухгольца заложили Омскую крепость, с которой начался нынешний Омск.

До сих пор пересказывают легенду, что, заблаговременно узнав от своих агентов в Петербурге о гневе царском, Гагарин спешно зарыл большую часть сокровищ в складках холма на правом берегу реки Пышма в окрестностях Тобольска. Правда, в конце XIX века холм этот перерыли вдоль и поперёк, но ничего не нашли.

А повинен дьявол!..

Русский историк П.А. Словцов в книге «Историческое обозрение Сибири» (Москва, 1838) сообщает, что «Гагарин злоумышлял отделиться от России, потому что верно им водворены в Тобольске вызванные оружейники, и началось делание пороха». В пользу этой версии приводят такой факт: Гагарин, не имея на то полномочий от царя, по личному почину сформировал подчинявшийся только ему полк, состоявший большей частью из пленных шведов, высланных в Сибирь на жительство.

Надо отметить, что сибирский губернатор действительно был неравнодушен к шведам, ставил их по развитию выше русских, во всяком случае, по приобщённости к европейской культуре. С благословения Матвея Петровича пленный шведский лейтенант открыл в Тобольске кукольный театр. На средства казны была обустроена школа для шведских и немецких детей, в которой обучались и отпрыски городских чиновников и купцов. Преподавали в школе пленные офицеры.

Правда, уже в 1714 году по приказу царя Гагарин отправил шведов подальше, в Охотск. Они, кстати, построили там морские суда и организовали водное сообщение Охотск – Камчатка.

О том, что истинной причиной царской опалы, пыток и казни Гагарина был замышляемый им мятеж с целью отделения Сибири от России, пишет в своих «Записках» П.В. Долгоруков, известный государственный деятель николаевского времени, тоже князь из рода Рюриковичей.

 

В январе 1719-го Гагарина отставили с должности губернатора и приказали держать под строгим караулом

 

В Тобольск тем временем был направлен майор И. Лихарев с царским наказом собрать побольше сведений о злоупотреблениях князя. Лихарев добросовестно составил реестр нарушений, среди которых значились: занижение реальных доходов губернии, взятки за предоставление винного и пивного откупа, вымогательства, угрозы купцам, присвоение казённых средств и т.д. Кроме того, Гагарин обвинялся в том, что в каких-то собственных целях он будто бы задерживал дипломатическую почту, направляемую в Китай. В 1720 году китайцы направили в Петербург послание, в котором отказывались от этого обвинения, но Гагарину это уже не помогло.

Гагарин просил заступничества у князя Меншикова и у супруги царя Екатерины Алексеевны, которым в своё время тоже сделал немало подарков. Но те не решились ходатайствовать за него – при одном упоминании имени Гагарина лицо Петра искажала гримаса ярости. 17 февраля 1721 года царь повелел допросить с пристрастием людей Гагарина и конфисковать в казну все деревни, пожалованные ему. 11 марта было велено допросить и нещадно пытать самого князя. Матвей Петрович только кричал, что на преступления толкал его «дьявол из подземелья», но о тайных схронах своих сокровищ и под страшными пытками ни словом не обмолвился.

Александр Пронин

Теги: , , , ,