водолазы 3«Непубличные хлопцы» лейтенанта Прохватилова

 Известный советский писатель Пётр Иосифович Капица – автор 17 книг, большая часть которых посвящена морякам-балтийцам, защищавшим Ленинград в Великую Отечественную. О войне он знал не понаслышке, сам участвовал в боевых операциях. Среди тех, с кем довелось ему встретиться на фронтовых дорогах, были и люди совсем непубличные, как сказали бы сегодня. Об одном из них – командире роты особого назначения (РОН) разведотдела штаба Балтийского флота Иване Васильевиче Прохватилове – писатель смог рассказать только спустя 35 лет после Победы. Да и рассказ этот касался лишь одного эпизода из 200 операций, проведённых его ротой.

 Мы пойдём морским путём

Секретное подразделение военно-морской разведки, состоявшее из водолазов-разведчиков, прообраз спецназа ВМФ, было сформировано 11 августа 1941 года, когда фашистские войска рвались к Ленинграду. Проанализировав обстановку, разведотдел штаба Балтийского флота пришёл к выводу, что для проведения полномасштабных разведывательно-диверсионных операций надо выбирать морской путь. Разведчики в лёгком водолазном снаряжении могут пройти там, где не пройдёт обычная разведка, учитывая плотность войск противника и созданные им сложные заградительные сооружения. Основой РОНа стала эвакуированная из Выборга водолазная школа, входившая в состав ЭПРОНа («Экспедиция подводных работ особого назначения»). Контр-адмирал Ф.И. Крылов, начальник ЭПРОНа, беспокоился, что школу расформируют и курсантов просто разбросают по разным пехотным частям. Именно он предложил начальнику Главного морского штаба адмиралу И.С. Исакову создать на её базе спецподразделение для работы в тылу врага. Он же на должность командира роты рекомендовал лейтенанта Прохватилова, которого знал по службе в ЭПРОНе.

Командование поставило перед Прохватиловым почти нерешаемую задачу: за 30 дней подготовить личный состав так, чтобы каждый умел форсировать водные преграды глубиной до 20 метров и шириной до километра, мог стрелять из всех видов стрелкового оружия, знал приёмы рукопашного боя и разбирался во всех видах взрывчатых веществ. Кроме того, бойцы РОНа должны были уметь высаживаться на побережье с любого надводного корабля, из подводной лодки в легководолазном снаряжении, выбрасываться на парашютах. И само собой, уметь работать с навигационными картами и поддерживать радиосвязь с кораблями и морской авиацией. Ясно, что пройти через такое «игольное ушко» отбора мог далеко не каждый. Вот почему при штатной численности роты в 146 человек в её составе никогда не было более 119 бойцов.

 Конец связи

Первая встреча Капицы с командиром РОНа произошла в декабре 1943-го. Вот как писатель вспоминал о ней: «Вид командира отряда меня поразил. Это был морячина сказочного калибра: ростом около двух метров, плечистый, с крепкой загорелой шеей и мощным торсом… „Весит не менее 120 килограммов, – подумалось мне, – это действительно тяжёлый водолаз“… Я попросил рассказать о каких-нибудь операциях отряда, которые сейчас уже не являются тайной. „Операций интересных прошло много, – сказал Прохватилов, – но кое-что даже от меня в секрете держат… Ведь самое трудное было отряд сохранить, особенно – в 41-м году. Один в телефонную трубку требует: „Немедля построить бойцов и форсированным ходом отправить на пополнение в стрелковый полк. За неисполнение – расстрел“. А кто он, этот крикун, я не вижу. Флотским звоню. А оттуда голос ещё грозней: „Не сметь! Сохранить водолазов для флота!“ И тоже расстрелом грозится. Потом звонок из третьего места. Всем мои хлопцы нужны. Вижу, так и так расстрела не избежать, вызываю связиста и приказываю: „Оборвать телефонные провода и сделать вид, что не можете найти обрыв“. Только такой хитростью и удалось сохранить отряд“».

 Ясно, что говорить о том, как проводились десантные операции, в том числе шлиссельбургская, во время которой погибли наиболее опытные водолазы-разведчики, командир РОН не хотел, да и не имел права. Как не имел права говорить и о том, что именно бойцы РОН в двухдневный срок произвели разведку маршрута ледовой трассы (Дороги жизни) через Ладожское озеро.

 Просьба Черчилля

После войны писатель разыскал отставного капитана третьего ранга Прохватилова в деревне Черново под Гатчиной. Тогда и узнал об одной из операций РОНа, связанной с получением образца секретной самонаводящейся торпеды.

30 июля 1944 года в Выборгском заливе катер МО-103 обнаружил и потопил глубинными бомбами немецкую субмарину. Вынырнувших шестерых немецких подводников, среди которых был и командир подлодки U-250 капитан Вернер Шмидт, подобрали. На допросах он вилял, утверждая, что поднимать лодку опасно, что на ней установлено взрывное устройство и его успели включить. Но разведку очень заинтересовала активность вражеской авиации, каждодневно бомбившей место гибели подлодки. Было решено найти её и обследовать. За дело взялся Прохватилов с десятью своими водолазами. Лодка лежала на глубине 36 метров, добраться до каюты капитана удалось Сергею Непомнящему. Он сумел поднять шифры, коды и карты секретного фарватера немецких лодок, который шёл от Свинемюнде до Ленинграда.

U-250 подняли и отбуксировали в Кронштадт. В её торпедных аппаратах обнаружили акустические (самонаводящиеся) торпеды Т-5, именовавшиеся в Германии «Цаункёниг» («Король заборов»). Такие торпеды могли сориентироваться на корабль даже при выключенном гребном винте. Их сняли с лодки и передали для изучения в лабораторию Института автоматики и телемеханики АН СССР (руководитель Б.С. Сотский). А потом было письмо премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля Главнокомандующему Красной армии И.В. Сталину (за № 356): «Советский Военно-Морской Флот информировал Адмиралтейство о том, что в захваченной подводной лодке были обнаружены… германские акустические торпеды Т-5. Это единственный тип торпед, управляемых на основе принципов акустики, и он является весьма эффективным не только против торговых судов, но и против эскортных кораблей. Хотя эта торпеда ещё не применяется в широком масштабе, при помощи её было потоплено или повреждено 24 британских эскортных судна, в том числе пять судов из состава конвоев, направляемых в Северную Россию». А далее Черчилль просил поделиться секретами самонаводящейся торпеды. Просьбу союзников удовлетворили.

Александр Обухов

Продолжение читайте в апрельском номере (№4, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

 

Теги: , ,