shutterstock_167348594Адский холод, ураганные ветры, сотни километров безжизненного пространства, бесконечная полярная ночь – это Арктика!

 Казалось бы, здесь не может выжить ничто живое, и человек должен страшиться этого белого безмолвия, которое может раздавить его, уничтожить и навеки похоронить в своей ледяной пустыне. И всё же людей неудержимо влечёт сюда!

Магическое «притяжение Арктики» академик Анатолий Фёдоров испытал на себе ещё лейтенантом. Выпускник первого выпуска высшего военно-морского училища имени П.С. Нахимова, Анатолий Фёдорович долгие годы вёл научную работу в северных морях, в том числе исследовал морскую радиоактивность, несколько лет трудился бок о бок с легендарным Жаком Кусто, хорошо знал Ивана Дмитриевича Папанина – выдающегося полярника, уроженца Севастополя.

Сейчас академику Фёдорову уже за восемьдесят, но он по-прежнему увлечён тайнами Заполярья, живёт и работает в Мурманске. По роду своей деятельности Анатолий Фёдорович имеет доступ к архивным документам, закрытым для большинства простых смертных. Благодаря этому ему удалось найти уникальные сведения об арктическом противостоянии Третьего рейха и Советского Союза. За что боролись в этих малопригодных для жизни краях две сверхдержавы? Как выяснил академик Фёдоров, это противостояние возникло давно. Десятилетиями Германия и Россия вели настоящую «ледовую войну», о которой неизвестно практически ничего.

Дорога к двум океанам

Ещё в 1912 году существовал проект германской арктической экспедиции под началом лейтенанта кайзеровского флота Шредер-Штранца, согласно которому немцы намеревались обследовать Таймырский полуостров и наметить путь через Берингов пролив в Тихий океан. Вот что привлекало и до сих пор привлекает к арктическому региону – именно здесь пролегает самый короткий путь между океанами. От Мурманска до Камчатки подводная лодка добирается всего за десять дней! Если сравнить это расстояние с тем, которое придётся пройти южным путём – через Индийский океан до Японии, – то становится понятным, насколько важными в стратегическом значении являются неприветливые воды Заполярья. К сожалению, неповоротливая бюрократическая машина Российской империи слишком медленно разворачивалась в эту сторону. Хотя лучшие умы России давно поняли всю важность освоения Арктики. Если бы к ним вовремя прислушались, возможно, Вторая тихоокеанская эскадра не потерпела такого сокрушительного поражения во время войны с Японией в 1905 году. Об этом писал профессор Дмитрий Менделеев: «Если хотя бы десятая доля того, что потеряли при Цусиме, была затрачена на достижение полюса, эскадра наша прошла бы во Владивосток, минуя и Немецкое море, и Цусиму».

Но вернёмся к событиям Первой мировой войны. В июле 1914 года немецкие подводные лодки были впервые замечены у побережья Мурмана. Русская разведка засекла два неприятельских судна, однако никаких указаний «сверху» не последовало. Между тем немцы начали активно минировать Белое море и акваторию Кольского полуострова. В результате караваны английских судов, которые Северным морским путём перевозили для нужд союзнической российской армии различные грузы, всё чаще уходили на дно. Только с 11 июня по 22 июля 1915 года на минах, выставленных немцами, подорвалось 14 пароходов.

А с середины сентября до 14 октября на подходах к Кольскому заливу ушло на дно 16 норвежских, семь английских и столько же российских судов. Как оказалось, все они были торпедированы германскими подводными лодками. В этом районе действовала целая флотилия кайзеровских субмарин, которые всю Первую мировую войну усердно минировали Баренцево море и его окрестности, а также топили суда Российской империи и её союзников.

 Консервы в пещере

Долгие годы оставалось загадкой, где немцы хранили такой огромный запас мин. И только в конце 1930-х годов правда неожиданно вышла наружу. На безлюдном острове Поной, расположенном в Белом море, решено было возвести оборонные сооружения. Строили их военнопленные поляки. Они-то и натолкнулись совершенно случайно на огромный склад мин немецкого производства. Мины были в отличном состоянии, причём их запаса с лихвой хватило бы на то, чтобы заминировать всё Баренцево море. Началось расследование, в результате которого выяснилось, что мины доставлялись на склад… рыболовецкими судами, якобы проводившими лов в этом районе ещё до начала Первой мировой войны. Теперь стало понятно, какую «рыбу» они здесь ловили…

Благодаря тайным складам и базам, предусмотрительно устроенным немцами в глубоком тылу противника, с 1914 по 1917 год им удалось потопить свыше шестидесяти транспортов. В одном только Кольском заливе в это время находилось постоянно не менее семи германских субмарин. Но ведь они должны были где-то базироваться! Такая база, тоже совершенно случайно, была обнаружена уже после Второй мировой войны военнослужащими Краснознаменного Северного флота СССР. Уцелел даже небольшой бревенчатый причал. У входа в пещеру, где располагалась база, стояла динамо-машина, на которой ясно просматривались герб кайзеровской Германии – орёл и год её изготовления: 1913-й. Невероятно, но агрегат удалось запустить, и пещера осветилась!

Исследуя её, советские офицеры натолкнулись на штабеля консервов. Что ж, запасливости и педантичности немцам всегда было не занимать. Но каково же было удивление военнослужащих, когда при ближайшем рассмотрении обнаружилось, что банки выпущены в конце 1930-х годов! Выходит, эту базу использовали «наследники» кайзеровских военно-морских сил и она играла роль в обеспечении нацистских субмарин?!

Возможно, таких баз было несколько. По свидетельству академика Анатолия Фёдорова, на Новой Земле в Первую мировую находилась база подводных лодок. В устье реки Лены до сих пор сохранился 200-метровый бетонный причал, причём обнаружить его удалось только с воздуха. Много лет в селениях по берегам Лены жители находили бочки с топливом, на которых читалась немецкая маркировка. Возможно, там до сих пор находятся неисследованные подземелья, хранящие смертельно опасные тайны Германии.

Ритта Козунова

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в январском номере (№1, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,