Красота, возможно, и спасёт мир. Но какой ценой?

Когда героя древнегреческой мифологии, божественного певца и музыканта Орфея, растерзали вакханки, его сердце было вознесено на небо. Так избраннику богов было посвящено одно из созвездий. И если новорождённого младенца таинственно коснётся его луч, мир вскоре узнает о новом музыканте-чудодее – так говорит предание. Но вместе с музыкальным даром, подобно певцу красоты, прошедшему Аид, его преемник тоже будет отмечен печатью страдания.

О магии музыки и судьбах её гениев наш корреспондент беседует с композитором и пианистом Владимиром Рябовым

В чём тайна пушкинского выражения: «Из наслаждений жизни – одной любви музыка уступает»?

– Музыка удалена от материального мира в максимальной степени. В особенности инструментальная, если она не имеет чётко прочерченной сюжетной линии и не связана со словом. Самый элитарный в этом смысле – жанр струнного квартета, а высочайшие образцы – квартеты Бетховена. С первых нот любого из них я ощущаю, что музыка эта приходит откуда-то свыше!.. Чтобы постичь это, нужно быть подготовленным не только душой и культурой, но необходим ещё и личный уровень музыкального образования. Иначе физически этого не выдержать, в душе происходит надлом.

Может ли дар разрушать самого гения?

– Да. Когда он превосходит его физические и душевные силы, как у Шумана, Врубеля, Нижинского, Гоголя, Ван Гога...

Было ли так, что ваши мелодии начинали жить своей жизнью?

– Когда я писал Четвёртую симфонию, посвящённую Брамсу, музыка сама повела меня за собой. Темы стали поворачиваться неожиданным для меня ракурсом. Из задуманной четырёхчастной она превратилась в двухчастную, но по продолжительности оказалась такой же. Образы тоже окрасились иначе и стали диктовать мне свою волю. В симфонический оркестр был введён незапланированный рояль, но он… не издал ни одного звука, а прозвучал только в конце – соло! И неожиданно на нём играет сам дирижёр. Почему? Объяснить невозможно; музыка появляется в душе как внутреннее слышание и тут же фиксируется на бумаге.

Влияли ли ваши произведения на судьбы людей?

– В 1982 году великий скрипач Леонид Коган сделал мне заказ на произведение для трёх скрипок и клавишных. Это был состав его семьи: он, жена, дочь и сын. Работа пошла для меня неожиданным образом: получилось откровенно мемориальное произведение; одна из вариаций для скрипки соло вдруг превратилась в траурный марш. Я успел сыграть ему это произведение, и оно ему очень понравилось. Невероятно, но Коган, которому было всего 58 лет, вскоре скончался – в электричке. Музыка, родившаяся в моей душе, как бы предвосхитила то, что произошло в реальной жизни.

Композиторы – это особая каста, имеющая доступ в измерения для избранных. В чём секрет того, что одним откровения свыше даются с трудом, а другим легко?

– Моцарт поёт как птичка, а Бетховену всё даётся мучительно. Его можно сравнить с Микеланджело, который работал с гигантским сопротивлением материала: Бетховен вытачивает, шлифует каждую ноту, создавая образ, доводя его до совершенства. Моцарт же писал без черновиков, напрямую передавая музыку, что лилась из иных сфер. Здесь наблюдается связь с природой гения, с его характером. Чудо-ребёнок Вольфганг, в начале пути обласканный фортуной, легко сходился с людьми, был органичен, коммуникабелен, открыт каждому, любил общение, радость бытия… Бетховенское же детство было очень тяжёлым. Он был замкнут, угрюм, резок с людьми, ожесточён, особенно когда к тридцати годам неизлечимо заболел глухотой. Его отношения с любовью и жизнью изначально трагичны. Единственным ангелом-хранителем величайшего из гениев была Музыка.

Всегда ли необходимы страдания для создания шедевров?

– У гениев бывали и очень благополучные судьбы. Например, Мендельсон никогда ни в чём не нуждался, но работал как проклятый: написал огромное количество произведений, стал великим пианистом и дирижёром, открыл миру забытого Иоганна Себастьяна Баха. А прожил всего 39 лет! Бетховен же ни с кем не сопоставим. У него совершенно феноменальная голова, сродни Леонардо да Винчи, и, возможно, по какомуто необъяснимому закону, что под огромным давлением превращает графит в алмаз, для максимального проявления феноменальных способностей этого гения были необходимы самые суровые условия.

Беседовала Нина Яхонтова

Продолжение читайте в апрельском номере (№04, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , , ,