shutterstock_247873435 пасхаИздавна известно, что в Европе любимый праздник – день Рождества Христова. У русских же долгожданным и наиглавнейшим событием в году стала православная Пасха

 Выбор «мылов» в форме яйца

В старину к Празднику праздников готовились задолго. Городские газеты были буквально напичканы объявлениями о разных предпраздничных продажах. Вроде таких:

«Базар для Пасхи. Яйца с сюрпризами от 5 коп. до 25 руб. Игрушки-игры, занятия, работы, цены дешёвые; при покупке от 3 руб. прилагается сюрприз. Магазин Тарасова. Большая Никитская, угол Леонтьевского переулка.;

«Только с 22 марта по 4 апреля ДАРОМ по примеру прошлых годов Парижский магазин Л. Дюпен и Ко, Тверская, дом Полякова рядом с Абрикосовым, будет выдавать каждому при покупке не менее 5 рублей золотое 58 пробы ПАСХАЛЬНОЕ ЯИЧКО; при покупке же не менее 3 рублей серебряное 84 пробы ЯИЧКО».

«К празднику Святой Пасхи в булочной и кондитерской П.С. Самсонова у Красных ворот, принимаются заказы на куличи и пасхи, греческие и польские бабы».

«Большой выбор мылов в форме яйца, 12 штук в коробке, от 35 коп. за коробку. Парфюмерия высшего качества. А. Сиу и Ко».

Кондитерское товарищество Эйнем предлагало на базаре для Пасхи свою продукцию, состоявшую более чем из пяти десятков изделий в форме яйца.

В кулинарных премудростях популярен был такой рецепт пасхального угощения, который сегодня накладно сотворить: «Пасха. Взять шесть фунтов отжатого творогу и протереть через сито. Положить затем 10 сырых яиц, 1 фунт сливочного масла, 2 фунта сметаны. Сложить всё это вместе с творогом в чистую кастрюлю, поставить на плиту и мешать деревянною ложкою или лопаточкою, чтобы не пригорело. Как только покажется первый пузырик, тотчас снять с плиты, и кастрюлю поставить на лёд, продолжая мешать, пока не остынет. Затем положить сахару до 2 фунтов или по вкусу (нужно брать не песок, а мелко истолчённый и просеянный обыкновенный рафинадный сахар), один стакан толчёного очищенного сладкого миндаля. Всё это хорошенько размешать, сложить в форму, предварительно выложенную чистым полотном, и поставить на сутки под пресс в холодное место (только не в погреб)».

Москвичи охотно следовали советам, делали покупки в соответствии со своими возможностями. В домах же особенно тщательно убирались, готовились к окончанию поста.

 Первый удар – для «сорока сороков»

Праздник праздников — Пасха отмечается по особому церковному расчёту. Бывает она, как правило, между 22 марта и 25 апреля по церковному календарю (то есть по старому стилю, а по новому иногда случается и в мае). Как же начиналась пасхальная служба в столице? Знаком для начала всеобщего благовеста был звон с колокольни Ивана Великого. Настороженно ждали первого удара колокола – первого звона. Чаще всего он начинался в четвёртом часу утра по старому отсчёту времени, что по-нынешнему соответствует полуночи. Полуночный благовест к пасхальной заутрене узаконил митрополит Московский Филарет. В марте 1849 года он предписал всем московским церквам не начинать благовеста прежде, чем запоёт первый колокол Успенского собора, где была главная служба. Первый удар Успенского колокола надо было прослушать в молчании, а по второму начинать общий благовест.

Пример Москвы вскоре повлиял на пасхальный благовест огромной России. На второй удар Большого колокола Ивана Великого отзывались не только сорок сороков московских церквей, но и звонницы всех православных храмов России. Ощущение единства россиян в этот момент восхищало. Оно было торжественно и поэтично. Без всяких трибунных речей русский народ чувствовал неколебимость своей веры, силу и единство. Знали, если настанет трудный для России час, все как один встанут на защиту веры, царя и Отечества.

Но однажды москвичи были премного удивлены. То случилось в день Пасхи 1899 года, пришедшейся на 18 апреля.

 Странности в перезвоне

К полуночи народ заполнил все площади Кремля, все скверы и спуски к реке у храма Христа Спасителя. С замиранием сердца православные ожидали начала благовеста на Иване Великом. Вдруг за полчаса до полуночи кто-то ударил в средний колокол Ивановской колокольни… Переглянулись, поняли: ошибка! Народ зашептался: «Нельзя кого попало допускать в звонницу!» Тут вдруг часы Большого Кремлёвского дворца отбили полночь. Сразу зазвонили колокола ближайших к Кремлю церквей, а за ними поднялся перезвон по всей Москве. Торжественная тишина ожидания была явно нарушена. Спустя две-три минуты пробили часы на Спасской башне Кремля. И только после того на Ивановской колокольне раздался первый удар в Большой колокол.

В огромной Москве все православные осенили себя крестным знамением. В руках зажглись тысячи свечей. Ночная картина была величественной. «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех...» – сначала тихо, потом всё громче запели в храмах священнослужители. Наконец, открылись Царские врата, на Иване Великом зазвонили все колокола. Начался Крестный ход.

0_f7d6c_bdf2cc7b_XXL Христос воскресе!

Светлая утреня в наших храмах всегда торжественная и весёлая. «Христос воскресе!» – провозглашает батюшка. «Воистину воскресе!» — отвечают ему все собравшиеся в храме. Есть обычай, согласно которому священнослужители перед выходом на каждение переоблачаются в знак радости о Воскресшем Господе. Цвет их одеяний символизирует все самые значимые христианские праздники, а пение хора добавляет веселья во всеобщее ликование. Христос воскрес, и смерти больше нет!

За Светлой утреней совершаются пасхальные часы и литургия по чину святого Иоанна Златоустого. На Пасху у православных принято христосоваться, то есть троекратно целоваться, поздравляя с праздником знакомых и незнакомых людей. С радостью дарили друг другу красные яйца, «ибо яйцо служит для христиан символом воскресения: из-под мёртвой скорлупы яйца рождается жизнь, которая была сокрыта, как во гробе». Красный цвет к тому же напоминает, что новая, вечная жизнь приобретена бесценною Пречистою Кровию Иисуса Христа.

 Рассвет над Москвой-рекой

В ночь на Святой день почти никто не ложился спать. Церкви переполнялись прихожанами. Каждый москвич спокойно направлялся в свою церковь, разве что только мечтая попасть в главную. После службы встречать рассвет устремлялись на городские возвышенности — картина открывалась чудесная. Как правило, небо было расцвечено в нежно-розовые и ярко-красные тона. Солнышко «купалось и плескалось» в нём.

Как повелось со стародавних времён, свои выходы в больницы, приюты, богадельни и тюрьмы царские особы и священнослужители совершали и на Пасху. Убогим и пропащим дарили пасхальные яйца, куличи, а то и одежду, обувь. Казённым «приютам» выделялись пожертвования. История сохранила нам сюжет одного из таких тайных визитов царя в московскую тюрьму.

При входе знатного гостя в арестантскую все узники обратились к нему с жалобами на несправедливые решения суда, с просьбами помочь им поскорее выбраться из застенка. Неузнанный гость терпеливо выслушивал разные истории и откровенное нытьё. Чем жалостнее узники, тем обильнее пожертвования. Но вот в одной из камер его внимание неожиданно привлекла одинокая фигура сидевшего в стороне человека и не участвовавшего в этом действе. «А ты почему ничего не просишь?» – обратился к нему царь-батюшка. «Так зачем жаловаться, когда я сам знаю, что виноват и несу заслуженное наказание?» – ответил осуждённый.

Когда государь, завершив обход, покинул темницу, начальник тюрьмы велел срочно выпустить на волю этого узника. «Иначе поганая овца мне всё стадо перепортит», – только и сказал тюремщик.

В Святое Воскресение большинство православных шли поздравлять нуждавшихся родственников, больных и убогих, иные же с подарками посылали слуг, а сами делали пышные визиты или принимали поздравителей у себя.

Диковинки на Куковинке

Москвичи любили погулять на Святой неделе. При торжественном «красном» колокольном звоне направлялись в Кремль, в соборы, на поклонение мощам святых угодников. Взбирались на Ивановскую колокольню посмотреть на красавицу Москву и позвонить — ведь на Пасху в качестве звонаря может попробовать себя каждый. А чтобы посмеяться, шли на Сретенку – в квасные и холщовые ряды, где у церкви Троицы на Листах вывешивались лубочные картины (листы). Многие обыватели от мала до велика в Пасхальные дни ехали на гулянье «под Новинским»  (туда, где сейчас находится американское посольство). Москвичи называли это место «Куковинка», так как там выступали иностранные артисты. А известно, все иностранцы на Руси – «немцы». Кстати, и немецкую слободу в Москве ещё с петровского времени горожане называли «Кукуй» (или «Кокуй») – дело в том, что жившие там немцы часто употребляли слова «Guсke!», «Guсk mal!» – «Смотри!». Русские передразнивали иноземное: «Куке!». Отсюда топонимы и пошли.

Так вот, приблизительно с 1820-х годов на Подновинское гулянье на Пасху приезжали немецкие артисты, о чём заранее сообщали москвичам: «Труппа гимнастов и акробатов будет давать в трёх отделениях свои представления, кои начнутся физико-механическими искусствами, выбранными из лучших штук». Разве москвичи могли устоять перед таким соблазном?

И конечно, на «Куковинке» гостеприимно открывал свои двери кабак, который так и назывался «Куковинка». Правда, москвичи окрестили сие заведение на свой манер — «Городком-скороспелкою».

Большинство же обывателей любили на «Куковинке» смотреть выступления шпрингеров (прыгунов), балансёров, танцевавших с шестами на канатах, позитурных мастеров (гимнастов) и эквилибристов. А по соседству, на своих площадках, русские циркачи демонстрировали дружбу козы с медведем, свинью, запряжённую, яко лошадь, обезьянок и силачей. Сюда ехали всей семьёй. Для молодёжи и детей приманкой были качели и карусели.shutterstock_128555615 пасха

Ни одна Пасха не проходила на Новинском без кукольных представлений, музыкантов и клоунов. Поражали воображение китайские тени, восковые куклы, моржи в бочке, зайцы, бившие в барабан. Завлекали зевак зверинцы с раскрашенными собаками и кошками, обезьянами в мундирах и даже – с верблюдами! А уж без русских песельников, фокусников, чревовещателей, паяцев в войлочных колпаках и в смирительных рубашках, «турок» в широких шароварах с пеньковыми бородами, «едунов» огня и кипевшей пакли, без цыганских плясунов и людей, «взятых напрокат с того света», ни одно гулянье не обходилось. У немцев же по площадке ходили огромные великаны, и механические люди из железа потрясали воображение.

Гулянье растекалось более чем на версту. Море горожан кипело в радостях жизни и удовольствиях. Праздник же!

Татьяна Бирюкова

Фотография — shutterstock.com ©

Теги: , , ,