Время было не властно над чувствами этих людей. Часто они были несчастны, но смогли пронести свою удивительную любовь через годы.

Серьёзные мыслители кажутся людям образцом спокойствия и отрешённости от неистовых страстей и безумств любви. Они совсем не похожи на романтических трубадуров, слагающих песни для своих прекрасных дам. Но так ли это?
Необыкновенные умы обладают самоотверженными душами и способны на великие чувства. Об этом говорят истории любви известных философов.

Harriet_Mill_from_NPGStuart_Mill_G_F_WattsВызов эпохе
Знаменитый английский философ и экономист Джон Стюарт Милль в двадцать пять лет встретил любовь всей своей жизни. Гарриэт была женой его друга детства Джона Тейлора. Женщиной она была незаурядной. «В сопоставлении с её душой всё высшее в поэзии, философии и искусстве кажется тривиальным», – писал о ней влюб-
лённый философ. Это было истинное родство душ, возвышенная любовь-дружба, казалось, они были созданы друг для друга. Вместе они делились мыслями, рассуждениями, мечтами, замыслами; работали над книгой «О подчинении женщины».
Учёный не писал любимой стихов, но мало кому известно, что фундаментальный трактат Милля
«Политическая экономия» посвящён любимой женщине. Хотя через некоторое время Гарриэт стала жить отдельно от мужа, пожениться влюблённые смогли только через двадцать лет, после его смерти. Всё это время они встречались два раза в неделю и были полностью поглощены друг другом. Для чопорной викторианской эпохи такие отношения были вызовом, но отважная Гарриэт опережала своё время, недаром книга, которую она написала, носит название «Освобождение женщины». «В высших сферах умозрения, так же как в мельчайших деталях повседневной жизни, она всегда умела схватывать самую суть явления», – восторженно отзывался о жене философ.
Гарриэт напоминала Миллю молодого поэта Шелли, но в зрелости, по его мнению, превзошла его и могла бы стать одним из вождей человечества, если бы женщине в то время были открыты все пути. Эта чета наполняла друг друга радостью и духовными силами. Но столь гармоничный и творческий брак продлился недолго – всего семь счастливых лет. Гарриэт заболела туберкулёзом. По совету врачей супруги переехали в Авиньон. В этом городе, овеянном бессмертной любовью Петрарки к Лауре, она умерла в 1858 году. Там же через несколько лет умер и Милль, не вынеся разлуки с любимой. «Отныне жизнь моя подточена в самом корне», – написал он друзьям. Супруги покоятся рядом, не расставаясь ни в жизни, ни в смерти.

Carolina_von_Humboldt_mit_Gitarre W.v.HumboldtТысяча сонетов для любимой
Философ, филолог, государственный деятель и дипломат Вильгельм фон Гумбольдт считается крупнейшим представителем немецкого классического гуманизма. Это был универсально образованный человек, автор огромного количества сочинений. Благодаря уму и эрудиции и будучи яркой фигурой, Гумбольдт стал желанным гостем самых известных литературных салонов, дружил с Гёте и Шиллером. Любовь всегда превосходит веру в неё. Повседневные слова «если бы ты знала, как я тебя люблю» заключают в себе глубокую и бесконечную истину. Это он понял, встретив необыкновенную девушку Каролину фон Дахерёден. В 1791 году Вильгельм женился на ней. Его супруга считалась не только красавицей, но одной из умнейших и образованнейших женщин своего времени. Каролина стала его единомышленницей и прекрасной помощницей во всех трудах.
Глядя на неё, мыслитель постиг, что «женщины, в сущности, ближе к идеалу человека, чем мужчины». Салон Гумбольдтов в их берлинском доме имел блестящую репутацию, превратившись в центр притяжения лучших умов, талантов и знаменитостей Европы. Гумбольдт много путешествовал по Швейцарии, Испании, Франции, подолгу жил в Риме. Но как бы далеко он ни уезжал, отовсюду писал стихи, посвящённые жене. Фактически каждый день Каролина получала стихотворные послания. И это длилось все тридцать пять лет их удивительного брака! Каролина покинула земной мир раньше Вильгельма, но любовь их не умерла. Казалось, что с её уходом в его жизненных часах сломалась пружина, но он продолжал писать для возлюбленной по сто стихотворных строк ежедневно и возлагал их на её могилу. Эти поэтические послания он создавал сорок четыре года, вплоть до своей смерти, всего написав 1183 сонета. Неудивительно, что Гумбольдту принадлежит знаменитый афоризм: «Нравственность народов зависит от уважения к женщине».

1-auguste-comte-1798-1857-granger originalАлтарь Клотильды
Огюст Конт, известный французский философ, родоначальник позитивизма, основоположник научной социологии, автор «Курса позитивной философии», обладал значительным и оригинальным умом, вплоть до гениальных мыслей и прозрений. Но его личная жизнь с молодости была чрезвычайно несчастной. Первая попытка сближения неискушённого юноши со зрелой женщиной привела к рождению дочери. Потом он познакомился с Каролиной Массен, молодой женщиной лёгкого поведения, и через несколько лет вступил с ней в гражданский брак (1825). Каролина была неглупа, обладала сильным характером, но, по словам самого Конта, ей недоставало женственности, сердечности и нравственного чувства. Крайне напряжённым интеллектуальным занятиям философа не способствовали постоянные домашние конфликты, потому что невольно или сознательно Каролина возбуждала ревность мужа. В результате у Огюста произошёл психический срыв. Он убежал из Парижа в Монморанси.
Во время бурного объяснения с женой Конт в припадке бешенства толкнул её в озеро, где та едва не утонула, а сам пытался покончить с собой. После этого он был помещён в психиатрическую лечебницу знаменитого психиатра Эскироля, но вскоре был отправлен домой, под присмотр матери и жены. Когда Огюст стал выздоравливать, мать настояла на том, чтобы он обвенчался с Каролиной. Иногда к нему возвращались припадки буйного исступления, и во время одного из них он бросился в Сену, но, к счастью, был спасён. В 1828 году полностью выздоровевший мыслитель вернулся к своей научной деятельности. А безнадёжно неудачный брак с обманувшей его надежды и доверие женой Конт в конце концов расторг в 1842 году, решив полностью посвятить себя науке.
Но тут-то его настигла первая в жизни великая любовь. Конт встретился с Клотильдой де Во, женой лишённого прав преступника. Клотильда обладала всем тем, чего так недоставало бывшей жене философа. Для него это была идеальная восторженная любовь, любовь-поклонение. За год их отношений Конт написал ей девяносто шесть писем. Огюст мечтал, чтобы недосягаемая возлюбленная стала его женой. Клотильда, пережившая свою драму в браке, колебалась, отказывала, соглашалась, отстраняла его, потом раскаивалась и сама страдала. Такая огромная, преданная рыцарская любовь наверняка не смогла бы оставить её безучастной, но, к несчастью, женщина, которой было всего тридцать лет, заболела чахоткой. Она умерла на руках своего безутешного поклонника. После её смерти любовь Конта перешла в некий мистический культ. Он продолжал писать ей ежегодно письма-исповеди, потому что для него она оставалась вечно живой. Её письма он перечитывал по тем числам, когда они были написаны, благоговейно стоя на коленях перед её креслом. И случившийся с ним в 1857 году удар застал его у «алтаря Клотильды».
Бывшая жена Конта после смерти мужа проявила крайнее неуважение к его памяти, завладев домом философа, прогнала преданных ему людей, выбросила его реликвии и оспаривала в судебном порядке его завещание, доказывая, что последние годы он был сумасшедшим. Однако суд не нашёл для этого оснований и утвердил завещание Конта.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAsize1 Пасынки судьбы
Французский учёный-энциклопедист XVIII века Жан Лерон Д’Аламбер всемирно известен как философ, математик и механик. Он был членом Парижской академии наук, Петербургской и других академий.
Начало жизни этого выдающегося человека было крайне печальным. Мать Д’Аламбера Клодина Герен де Тансен, аристократка, писательница и женщина свободных нравов, родила сына от своего любовника, артиллерийского офицера Луи-Камю Детуша. Младенец был подкинут ею на ступени парижской церкви (в честь которой он был назван Жаном Лероном). Там его обнаружил полицейский. Ребёнок был настолько слаб, что комиссар полиции не отправил его в приют, а устроил к деревенской кормилице. Так была спасена жизнь будущего великого учёного. Отец его в это время был за границей. Вернувшись во Францию, Детуш разыскал сына и отдал в семью стекольщика Руссо. Родной отец Жана привязался к мальчику, часто навещал, радовался его необыкновенному уму, оплатил его образование, хотя официально признать всё же не решился. Мать никакого интереса к сыну не проявляла.
К сожалению, Детуш, ставший генералом, неожиданно умер, когда Д’Аламберу было всего девять лет. По завещанию мальчик получил пособие и был препоручен родственникам наряду с кузенами, хотя жить продолжал в приёмной семье. Д’Аламбер никогда не забывал стекольщика и его жену, помогал им, с гордостью называл своими родителями. Жан Лерон блестяще учился, поражая учителей выдающимися умственными способностями. И уже в 23 года был избран во Французскую академию, то есть стал одним из сорока «бессмертных».
В свободное время Д’Аламбер посещал парижские салоны. Ординарная внешность, небольшой рост, мальчишеский голос и незаконное происхождение не мешали ему. Его искрящееся остроумие, умение поддерживать живую и занимательную беседу очаровывали всех. Однажды он встретил там Жюли Леспинас, которую полюбил с глубокой нежностью, пониманием и состраданием. Девушка не была красавицей, у неё были мелкие черты лица, тронутого оспой. Но она была умна, держалась с чувством собственного достоинства, тая в себе нечто тонкое и благородное.
Жана Лерона в самое сердце поразило сходство их судеб. Великосветская мать Жюли отдала незаконнорождённую дочку на воспитание торговцу Леспинасу. Перед смертью она открыла девушке тайну её рождения, отдала шкатулку с документами и ключи от конторки, где хранилось её наследство. Но законные дети отобрали у неё всё и велели лакею выставить её вон. Жюли стала компаньонкой хозяйки известного салона, позднее ей удалось создать свой. Жан Лерон восхищался её изящной, естественной, хрупкой и одновременно сложной душой. А Жюли признавалась, что чувство к нему делает её такой счастливой, что это счастье почти пугает.
Однако их отношения были далеко не простыми и безоблачными. Жюли была надломленной, страстной и мятущейся натурой. Новые любови не приносили ей счастья, а верный и самоотверженный, чуткий и человечный Жан Лерон был всегда рядом. Шестнадцать лет продолжалась эта мучительная и прекрасная любовь. Жизнь Жюли закончилась трагически, она покончила с собой, отравившись. Горе Д’Аламбера не имело границ. Он написал ей посмертное письмо, которое невозможно читать без душевного волнения:
«Я обращаюсь к вам, к той, которая не услышит меня больше, к той, кого я так нежно и неизменно любил, думал, что хоть одно мгновение я и сам был любим вами; я ставил вас выше всех и всего на свете...
Ибо всё, вплоть до нашей одинаковой судьбы, было как бы нарочно создано, чтобы нас соединить. Наши общие несчастья, горькая тайна нашего происхождения, одни и те же обиды и угнетения разве не бросили нас в мир лишь для того, чтобы мы нашли друг друга и, подобно двум тростникам, сломленным бурей, привязались один к другому, находя в этом опору?..
И если бы жизнь ваша продлилась, вы, может быть, почувствовали бы, наконец, как я был вам необходим, уже по одному тому, как я нуждался в вас?.. Но вас больше нет! И я один во всём мире!»

Евгения Славороссова

Теги: ,