Кызбеч Шеретлуко (Тугужуко), шапсугский герой-наездник времён Кавказской войны

Бесстрашие шапсугов вошло в легенды. До сегодняшнего дня они сохранили многие древние традиции и ту же горячую кровь.

Кого увековечил Лермонтов

В самом известном романе Михаила Лермонтова «Герой нашего времени» есть один любопытный персонаж – Казбич, вызывающий у читателей неоднозначные чувства. Удалец-молодец, но одновременно чересчур вспыльчивый и не самый добрый.

Прототипом послужил реальный человек – Кызбеч Шеретлуко (Тугужуко), герой-наездник времён Кавказской войны, чья удаль внушала ужас всей Черноморской кордонной линии. Уже при жизни о нём слагали легенды, а после смерти (как и положено – от тяжёлых ран, полученных в бою) его призрак на белом коне впоследствии являлся многим джигитам во время наиболее ожесточённых сражений.
В жилах Кызбеча текла очень древняя кровь. Он принадлежал к народу шапсугов – одному из крупнейших адыгских племён древности.
В наши дни шапсуги – субэтнос адыгов, проживающий в районе Туапсе и Сочи, а также в республике Адыгее. Если доведётся встретиться с ними, тотчас узнаете многие черты легендарного Кызбеча.

У реки Шапсухо

По одной из гипотез, родиной шапсугов можно назвать долину реки Шапсухо в современном Туапсинском районе. Три живших тут старинных рода однажды объединились и стали именовать себя по названию реки.

Численность шапсугов быстро росла, а земли было мало, поэтому часть народа мигрировала на север – в предгорья нынешнего Краснодарского края. В итоге образовались две Шапсугии: Малая – на побережье Чёрного моря, равнинная Большая – между Кубанью и горным хребтом.

Жить спокойно не давали турки-османы и татары из Крымского ханства. В турецких хрониках XVIII века шапсуги впервые упоминаются как отдельный народ. В русских документах первый раз про них было написано в 1743 году: они названы «сапсихами», имеющими «особливый язык и такое же правление».

Чти отца своего

Путешественников удивляло, что шапсуги с кровавыми боями изгнали собственных князей, желавших править единолично, затем лишили власти местных аристократов, и всё управление перешло к народному собранию – хасэ. Его возглавляли выборные зажиточные крестьяне преклонного возраста – старейшины. Неужели демократия?

Отнюдь! Среди шапсугов бытовало рабство, рабы-унауты не имели даже права вступать в брак. Шапсуги торговали ими с Османской империей.

В то же время в летописях и тех же записках шапсуги предстают гордым племенем со справедливыми порядками, основанными на своде правил адыгэ хабзэ, созданных для отважных мужчин и прекрасных женщин. В них торжествует презрение к смерти и громадный смысл вкладывается в слово «честь».

Нет для них ничего важнее чести. Её не купишь, не выпросишь – её можно только заслужить. Но и легко потерять, совершив ошибку. Одно-единственное слово может опорочить тебя навсегда. Шапсуги говорят: «Если однажды потеряешь честь, то больше её не встретишь».
Их жизнь из века в век строилась на трёх главных принципах: уважение к старшим, к женщине, к гостю.

Родители были в особой чести. Почитая старших, ты почитаешь собственное начало. Старший ближе к предкам, он укажет правильный путь. Отец – опора в благих начинаниях; мать – человек, более всего достойный нежности.

Унизить женщину для шапсугов – значит унизить себя.

А гостей считали посланниками бога. Может, поэтому имя для новорождённого выбирал первый посетивший жилище человек.

Продолжение читайте в №5/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Марина Ситникова

Теги: , ,