shutterstock_224197723Последний рейс русского лётчика голландской авиакомпании.

 Летать, так летать

 Русский авиатор Иван Васильевич Смирнов неведом абсолютному большинству наших соотечественников. Неизвестен он был нам по одной простой причине: после Первой мировой войны, двух революций и Гражданской войны бывший прапорщик не захотел строить новую жизнь в стране победившего пролетариата. Не потому, что был из дворян, как раз нет, а просто не захотел и всё. Ну а коли так, то из сердца вон – никто и не вспоминал о прапоре, покинувшем страну. Хотя им можно было гордиться: Иван Смирнов из числа немногих русских лётчиков, сбивших в Первую мировую более десятка вражеских самолётов.

Но неугомонные историки отечественной авиации и журналисты углубляются в неведомое далёко, отыскивая факты, которые поражают и удивляют. В отношении И. Смирнова это сделал Д.В. Митюрин, сотрудник журнала «Мир авионики» из Санкт-Петербурга.

На одном из приёмов в московском отделении голландской авиакомпании КЛМ я поинтересовался у её представителя г-на Ван дер Тротса, знает ли он про историю голландского самолёта ДС-3, разбившегося в 1942-м в Австралии? Он, чуть помешкав, ответил, что слышал про неё на курсах представителей, когда готовился к работе в России. Там, кажется, был замешан русский. Какая-то запутанная история. Если надо, он может запросить центральный офис в Гааге.

Ответа я долго не получал, поэтому пока послушаем Д.В. Митюрина.

«...К своим 22-м годам владимирский паренёк Иван Смирнов был уже бесконечно уставшим от войны человеком. На фронт он попал, как и многие его сверстники, в 18 лет и верил, что воевать будет против тевтонцев за торжество славянского духа, что война будет быстрой, победоносной и закончится триумфальным взятием Берлина (вариант теории «малой кровью и на чужой территории» отрабатывался еще в 1914 году) и радостным братанием славян на берегах Адриатики.

Однако грязь и мразь окопной жизни опротивели в первый же год, и когда наиболее грамотных из пехотных частей стали отправлять в лётную школу, Иван Смирнов с радостью согласился учиться на летуна.

Полёты открыли молодому человеку мир совсем с иной стороны; он преуспел в учении и с отличными оценками в звании прапорщика был отправлен на фронт в авиационный отряд 19 корпуса. Очень скоро Иван зарекомендовал себя грамотным лётчиком и умелым воздушным бойцом. Одиннадцать побед в воздушных боях говорят сами за себя. Выше его в табели лучших русских асов Первой мировой войны стоят лишь П. Мартинович, А. Казаков, Е. Янченко, П. Аргеев, Е. Крутень.

Гражданская война повергла Ивана Смирнова в ужас: одни призывали его воевать на их стороне и бомбить русских солдат в красногвардейских шинелях, другие требовали стрелять с воздуха по русским же солдатам в шинелях белогвардейцев. Он выбрал третий путь: уехал в Голландию, чтобы летать, но не воевать.

Видимо, лётное мастерство русского эмигранта было действительно незаурядным, поскольку вскоре он стал рейсовым пилотом голландской авиакомпании КЛМ. Одна из крупнейших авиакомпаний мира активно прокладывала линии по всему Земному шару, но наиболее интенсивно осваивались ею воздушные дороги в заморские колонии Нидерландов – в Южную Америку, Индонезию, Африку».

 Ящичек из-под сигар

Война на Тихом океане, начавшаяся налётом японской палубной авиации на Гавайи в декабре 1941 года, вскоре захватила все государства и народы бассейна. Докатилась она и до голландских владений на острове Ява, где находилась колониальная администрация. Предстояла срочная эвакуация ввиду стремительного наступления японских войск. В начале 1942 года экипажу самолёта ДС-3, которым руководил Иван Васильевич Смирнов, предстояло вывезти руководство регионального отделения КЛМ с Явы в Австралию. Вот что пишет Д.В. Митюрин о том, как начался последний рейс русского пилота голландской компании.

«3 марта 1942 года (за три дня до оккупации острова японскими войсками) пилотируемый Смирновым транспортный самолёт ДС-3 покинул Бандунг и взял курс на Австралию. Перед самым вылетом управляющий аэродромом господин Вайс вручил капитану Смирнову запечатанный ящик из-под сигар. Управляющий не рассказал лётчику о содержимом контейнера, но просил не спускать с него глаз. Ящик надо было передать представителям австралийского банка в Бруме. Смирнов положил бандероль в ящик с медикаментами».

Пристроив посылочку, командир экипажа пригласил на борт пассажиров. Их было девять человек и среди них семейная пара с ребёнком полутора лет. Почему-то именно о нём, этом малыше, подумал командир: ну зачем ему война?

shutterstock_135870302Летели ночью, не включая навигационных огней, надеясь избежать над океаном встречи с японскими охотниками. А вот у побережья Австралии проскочить будет сложнее – начнёт светать.

Второй пилот, молодой ещё человек, расспрашивает своего командира о войне: он знает, что «Большой Иван» воевал в далёкой России и сбивал самолёты германцев.

...В кабине «дугласа» на приборной доске помаргивают зелёным светом стрелки приборов, успокоительно урчат моторы. Иван Смирнов всеми мыслями сейчас в России. Выстоит ли Советский Союз? Ах, как хотелось бы быть там, на полевом аэродроме среди синих мартовских снегов и ждать команды на вылет...

Юрий Остапенко

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в октябрьском номере (№10, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,