shutterstock_244390774 паравозВесь мир окутан железнодорожной сетью. О чём рассказывают пассажирам эти дивные баюкающие звуки, лязг рессор, а кое-где, как призрак из прошлого, паровозный гудок или свисток? Наш корреспондент, листающий прессу столетней давности, поведал поистине удивительные истории

 Сила африканского мотива

Железнодорожные строители разных стран с давних пор имеют налаженную практику укладки того или иного полотна магистрали. Но бывают в их труде и нестандартные решения.

В прессе начала ХХ века встретилась такая заметка. В 1900 году в Америке обнаружилось, что железная дорога хорошо строится под музыку. Идея пришла в голову опытному мастеру одной рабочей артели в южноамериканских штатах, состоявшей только из чернокожих. Африканцы всегда необычайно вдохновлялись своими самыми разными национальными ритмами, помогающими им в нужные моменты почувствовать прилив сил. И мастер знал: работа идёт вполовину успешней, если заставить рабочих петь и орудовать киркой и лопатой в такт песне.

Это широко практиковалось на родине африканских аборигенов, и там никого не удивляло, что прокладка железной дороги из Судана в Конго и далее производилась под звуки народной африканской музыки и песен. Одна часть нанятых людей состояла из рабочих, другая – из музыкантов. Бывало даже, работяги-укладчики выражали, по их мнению, законный каприз: отказывались трудиться без сопроводительной музыки. По этой причине каждая артель имела собственный оркестрик. Пока исполнители на флейтах и простеньких арфах наигрывали популярные африканские мотивы, рабочие ритмично копали, измельчали и разбрасывали, поднимали, несли и укладывали. На каждую артель полагалось двое арфистов и флейтист.

Практика показывала, что под музыку чернокожие труженики не ощущали усталости. Зато музыканты сникали очень быстро. Когда они умолкали, наступал вынужденный перерыв, и никто не называл это забастовкой.

Без наличия в артели оркестрантов завербовать кого-то из африканских туземцев на постройку железнодорожной линии в Америке было просто невозможно. Потому практическая дешевизна африканской рабочей силы на этих работах требовала некоторых затрат на привлечение к делу исполнителей традиционной музыки.

Интересно, что обычных американских работников африканские напевы нисколько не ободряли: эта музыка представлялась им слишком печальной, слёзно-жалостливой.

 В мешке над бездной

Можно удивиться и другой редкой трудовой практике в прокладке путей на этом заокеанском континенте в начале ХХ века.

Тогда строилась самая высокая на земном шаре железнодорожная магистраль, пересекавшая Перуанское плоскогорье. После её открытия пассажир поезда мог в течение восьми часов пересечь все климатические зоны, начиная с тропической (что на 12 градусов ниже экватора) и кончая областью вечных снегов. Длина всей дороги составила 222 километра, а стоимость её строительства была весьма высокой: она соответствовала 90 миллионам русских дореволюционных рублей, то есть на каждый километр пути ушло около 400 тысяч рублей.

Высочайшая точка дороги находилась на отметке 4780 метров над уровнем моря, и при прокладке Перуанской железной дороги строителям приходилось преодолевать неимоверные трудности. А иногда они вынуждены были прибегать чуть ли не к цирковым трюкам.

В проекте была заложена такая конфигурация дороги, что кое-где полотно подходило к самому краю обрыва. Рабочим частенько приходилось залезать в специально оборудованные мешки и выполнять указания инженеров, болтаясь над пропастью. При этом никто не находил их труд геройским.

В другом месте строителям надлежало отвести в сторону реку. Пришлось рыть для нового русла немаленький туннель. Зато по высохшему руслу реки пролегли стальные рельсы и помчались поезда.

Татьяна Бирюкова

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в февральском номере (№2, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: ,