1354816672-0333215
Единоборство князя Мстислава Удалого с косожским Редедей. Художник А.Иванов. 1812 г.

Как причудливо переплелась фамильная память одной семьи с легендарной историей страны.

 В небе над Таманью

Моей бабушке, Валентине Александровне Петриченко, в 1941-м было восемь лет. Жили они тогда в Тамани, где царил бесхитростный патриархальный быт, мало чем изменившийся со времён Михаила Юрьевича Лермонтова. Войне, как вспоминала бабушка, предшествовало небесное знамение, свидетелями которого стали многие таманцы. Это было весной. Уже стемнело, когда к Петриченкам зашёл сосед: «Идём на улицу, посмотрим редкое явление природы!» Вышли все – и дети, и взрослые. Действительно, явление было редкое – огненные столбы по небу. Сказать, что они сильно сияли, нельзя, но просматривались очень хорошо. Бабушка маленькой Вали заметила, что это не к добру: нечто похожее она видела перед Первой мировой войной. Взрослые согласились: не к добру. И вскоре началась война…

Одна из голодных военных зим выдалась до того холодной, что вода в Керченском проливе замёрзла. Жители Тамани ходили по льду в Керчь и обратно. Когда бабушка рассказывала об этом, мне вспомнилось, что я читал у древнегреческого историка Геродота, будто местные племена зимой прямо с повозками переходили по замёрзшему морю на другой берег к своим сородичам. А надпись на знаменитом Тмутараканском камне гласит, что в 1068 году князь Глеб от Тамани до Керчи «мерил море по льду».

Теперь Керченский пролив не замерзает. Видимо, климат и вправду изменился.

 Клад прапрадеда

Дед моей бабушки имел не слишком красивый, но всё же собственный дом в Тамани, а единственным богатством считал довольно большую по тем временам библиотеку, которую собирал ещё с дореволюционных времён. Особенно интересовался он историей. Когда началась война, он упаковал книги в мешки, рассовал их по бочонкам из-под селёдки, осмолил и прикопал в огороде позади хаты.

Но человек предполагает, а Бог судит иначе. В дом попало сразу несколько снарядов. Мало того, что его разнесло в щепки, так ещё и огород весь перепахало. «Клада» своего мой прапрадед так и не отыскал.

Меня привезли в Тамань, когда мне было не так уж много лет, и первым делом бабушка повела меня туда, где до войны стоял дом её деда, а по пути очень красочно пересказала историю об утраченном книжном сокровище. Когда мы пришли на место, обнаружилось, что участок прапрадеда весь раскопан – там работали археологи, научная экспедиция из Ленинграда. В довольно обширном раскопе нашим глазам предстал не фундамент дедова дома, а остатки куда более древнего и основательного сооружения. Нас, конечно, очень интересовало, не нашли ли учёные между делом и старые книги в просмолённых бочках. Бабушка моя, сама историк по профессии, разговорилась с руководителем экспедиции. И на её вопрос, что же они тут копают, он ответил: «Кажется, наконец нашли легендарную церковь князя Мстислава Удалого…»

 Мстислав Удалой

Мстислав был сыном крестителя Руси, великого киевского князя Владимира Святого, от которого и получил себе в удел Тмутараканское княжество. Сделавшись его правителем, заслужил прозвище Храбрый или Удалой за то, что одержал немало славных побед над хазарами и другими беспокойными соседями.

В 1022 году на границе Тмутаракани Мстислав столкнулся с войском косогов – адыго-черкесского племени, которое вёл Редедя, муж внушительного роста и большой физической силы. Горские предания называют его могучим великаном. Даже в русских летописях Редедя именуется богатырём. И по прошествии тысячи лет слава Редеди не угасла в памяти черкесов. Ни одна традиционная адыгская свадьба до сего дня не обходится без исполнения песни «Уэ Редадэ». Это был поистине непобедимый противник.

По обычаям того времени, дабы не лить кровь воинов с обеих сторон понапрасну, русичи и косоги договорились решить дело поединком. Условились, что победившему достанется всё – земля, семья и имущество побеждённого. От косогов вышел сам Редедя и, видя, что Мстислав сильно уступает ему в росте и силе, предложил выставить против себя другого витязя, посолиднее. Князь отказался от столь великодушного предложения и выступил против Редеди сам.

Нелёгок был этот бой. Мстислав насмерть стоял против черкесского Голиафа, но силы его таяли, почувствовал он, что вот-вот уступит недругу. И тогда взмолился князь Пресвятой Богородице, поклялся, что если она поможет ему, то он выстроит Ей каменную церковь в столице Тмутаракани. И тут же почувствовал необъяснимый прилив сил, рванулся вперёд и, опрокинув Редедю наземь, вонзил в сердце острый меч. Это историческое единоборство описано в Никоновской, Лаврентьевской и в других русских летописях. И в «Слове о полку Игореве» упоминается «храбрый Мстислав, что зарезал Редедю перед полками косожскими».

Князь взял к себе на попечение всю семью Редеди, окрестил его сыновей под именами Юрий и Роман. Юрий не оставил потомства – вскоре погиб в бою, сражаясь на стороне русских. За Романа Мстислав отдал свою дочь Татьяну. От этого корня пошло несколько старинных фамилий, представители которых числили среди своих предков не только Рюриковичей, но и черкесского князя Редедю, чем, надо сказать, очень гордились.

Летописи гласят, что уже в следующем, 1023 году Мстислав Удалой исполнил обет, данный Владычице Небесной, и украсил столицу Тмутаракани великолепным храмом в её честь. Храм этот, кстати, стал второй по счёту каменной церковью на Руси после Софийского собора в Киеве. Современники писали о красоте Мстиславовой церкви, подчеркивая её беспрецедентное духовное значение для национальной исторической памяти.

Роман Нутрихин

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,