Пленные австрийцы. 1916Были и небылицы заросшей бурьяном деревеньки

 Трасса Нижний Новгород – Дивеево была более-менее приличной, ответвление шоссейки на городок Первомайск на самом юге Нижегородчины, на границе с Мордовией, совсем никудышное, а от Сатиса вообще предстояло ехать просёлком. Накануне прошёл дождь, и уверенности, что джип осилит лесную – где песчаную, где глинистую – грунтовку, у нас не было. Бывший землемер из Первомайска Николай Лысов, посоветовавший пробираться через Сатис, взялся нас сопровождать. Это было как нельзя кстати, поскольку неудачный опыт поисков в этих краях у нас уже был. А искали мы ни много, ни мало забытый город. А может быть, город, которого вовсе и не было…

 Головная боль – военнопленные

Едва началась Первая мировая война, как возникла проблема, сопутствующая любым военным кампаниям, – пленные. Размещение и трудоустройство сотен тысяч голодных и оборванных людей – серьёзная головная боль для властей. Особенно для местных. Легло такое бремя и на нижегородско-мордовскую глубинку. Никита Кривошеин, внук бывшего директора Выксунских железоделательных заводов А.П. Мещерского, отсидевший в своё время положенный срок в Темлаге, заметил как-то: «Мордовские лагеря, Темники (при их основании они назывались не Дубравлаг, а Темники) придумали даже не Советы, это мало кто, может быть, помнит; они были задуманы в Первую мировую для немецких пленных...»

Относительно пребывания военнопленных в Темлаге нам пока выяснить не удалось, а вот на юге Нижегородчины их было немало – многие сотни. Военнопленные направлялись в разные города, сёла и деревеньки. Известно, что работы по санации Ардатовской женской гимназии вели военнопленные Пауль Круше и Густав Вайс. Многих бывших вояк отправили в Арзамасский, Васильский и Лукояновский уезды. К лету 1916 года в нижегородских сёлах работало около 4000 военнопленных: около трети из них – в частновладельческих (имевших более 1000 десятин земли) и чуть меньше – в крестьянских хозяйствах. Земские управы заключали с владельцами имений договоры, устанавливающие срок, на который направлялись пленные, а также условия их содержания и оплаты труда. Этими договорами продолжительность рабочего дня пленных определялась «порядком, принятым в среде местного земледельческого населения и вольнонаёмных сельскохозяйственных рабочих».

Но сейчас наш разговор не столько об условиях содержания военнопленных, сколько о том, какая память осталась о них в народе.

 В плену как домаПленные австрийцы. 1916 2

На юге Нижегородчины о пленных «австрияках» до сих пор пересказывают были и небылицы. Одну из них со слов учителей сатисской школы (Первомайский район) записали ребята-краеведы из соседнего Сарова. Тогда в полутора километрах от деревни Мазь (рядом с Сатисом) находилось то ли одно, то ли несколько поселений «австрияков». Пленных: австрийцев, поляков, немцев – будто бы выкупили (?) потомки помещика Карамзина (вообще-то супруги Карамзины были бездетными. – Авт.). Среди них были и довольно образованные люди.

Австрийцы остались в народной памяти людьми добрыми. Они быстро освоились, сдружились с местными жителями, помогали им во всём, учили новым видам хозяйственной деятельности. По легенде, пленные даже построили свой собственный город, в котором были асфальтированные дороги и великолепные сады.

Кстати, о садах. Легенда об австрийце, который будто бы где-то в районе села Мазь завёл первоклассное садовое хозяйство, из которого фрукты поставлялись к императорскому двору в Санкт-Петербург, существует и сама по себе. Я узнал о ней несколько лет назад и с друзьями из исторического объединения «Саровская пустынь» даже объездил все мало-мальски доступные деревни, но ни следов австрийца, ни следов обширных садов мы не нашли. Не смогли добраться и до заброшенной деревни Мазь. Прошли дожди, и дорога стала практически непроезжей. Правда, во время розысков наткнулись на некоторые сорта яблонь, которые не характерны для наших краёв. Например, коричное яблоко.

В австрийских поселениях появился первый и единственный на всю округу кирпичный завод. Старожилы рассказывали, что деревенские, прежде не видевшие «каменных» домов, дивились кирпичным постройкам иностранцев. Ещё «австрияки» будто бы вывели новую породу лошадей, для которых построили каменные конюшни. Некоторые из пленных женились на местных девушках… 

Александр Ломтев

Продолжение читайте в февральском номере (№2, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,