shutterstock_280552916Эти размышления очень напоминают откровения свыше, сбывшиеся с пугающей точностью. Но возможно, это лишь удивительно точно логически выстроенный анализ.

 Не похожий на всех

Часто на поверку выходило, что иные пророчества не только не сбывались, но по прошествии времени вызывали лишь улыбку. Не оттого ли большинство предсказаний весьма туманны и читать их можно и справа налево, и слева направо? История хранит имена не более десятка настоящих провидцев, сумевших заглянуть за горизонт времени: Хейро, Мошков, Месинг, Ванга, Нострадамус… К этим знаменитым прорицателям можно смело причислить простого московского школьника Лёву Федотова.

Впервые о нём поведал соотечественникам писатель Юрий Трифонов – властитель дум советской интеллигенции 60-х – 70-х годов прошлого века. В повести «Дом на набережной» он подробно написал о друзьях детства, уделив особое внимание этому уникальному мальчику. Вот какие проникновенные строки классик советской литературы посвятил своему другу: «В детстве меня поразил один мальчик. Он был удивительно всесторонне развитой личностью. Лёва покорил моё воображение навеки. Он был так не похож на всех! С мальчишеских лет он бурно и страстно развивал свою личность во все стороны, он поспешно поглощал все науки, все искусства, все книги, всю музыку, весь мир, точно боялся опоздать куда-то. В двенадцатилетнем возрасте он жил с ощущением, будто времени у него очень мало, а успеть надо невероятно много. Времени было мало, но ведь он не знал об этом. Он увлекался в особенности минералогией, палеонтологией, океанографией, прекрасно рисовал, его акварели экспонировались на выставке, он был влюблён в симфоническую музыку, писал романы в толстых общих тетрадях в коленкоровых переплётах. Я пристрастился к этому нудному делу – писанию романов – благодаря Лёве. Кроме того, он закалялся физически: зимой ходил без пальто, в коротких штанах, владел приёмами джиу-джитсу и, несмотря на врождённые недостатки – близорукость, некоторую глухоту и плоскостопие, готовил себя к далёким путешествиям и географическим открытиям. Девочки его побаивались. Мальчики смотрели на него как на чудо и нежно называли Федотиком».

Жили друзья в знаменитом доме на Берсеневской набережной, именовавшемся Домом правительства. Это уникальное конструктивистское здание, имевшее 25 подъездов и 505 квартир, построил для советской элиты архитектор Б.М. Иофан. Одних наркомов и заместителей наркомов здесь проживало свыше 100 человек. Жильцы были самые известные и знаменитые: Фотиева, Димитров, Поскрёбышев, Землячка, Кобулов, Чубарь, Стасова, Лысенко, Стаханов, Косарев, Хрущёв, маршалы Тухачевский и Жуков, семьи Микоянов, Аллилуевых и даже принц и принцесса Лаоса. Здесь жили те, кто разрабатывал и осуществлял репрессии, вселялся в квартиры своих жертв, а затем и сам становился жертвой.

Лев Федотов родился в 1923 году в семье ответственного партработника и костюмерши одного из московских театров. Известно, что отец Лёвы дружил с Луначарским, Орджоникидзе и Троцким. Дружба с «демоном революции», как за глаза называли сначала всемогущего, а затем опального Льва Давидовича, могла для родителя выйти боком. И, возможно, вышла: с чего бы (по официальной версии) Федотов-старший утонул в ручье во время длительной командировки? Ну а Лёва рос вроде бы обычным московским мальчишкой, но только друзья – Юра Трифонов, Олег Сальковский и Михаил Коршунов – знали о его необычных увлечениях.

«Федотик», не имея музыкального образования, мог напеть по памяти всю оперу Верди «Аида». Мог вступиться за товарища и один «вырубить» приёмами джиу-джитсу напавшую шпану. Мог сорганизовать друзей на поиски подземного хода Малюты Скуратова, ведущего в Кремль! Многое мог этот тщедушный, на первый взгляд, мальчишка. Однако особенно одноклассников удивляло то, что Лёва делал ежедневные дневниковые записи. Впрочем, это были не дневниковые записи, а размышления, причём за один вечер Лев исписывал своим бисерным почерком до 100 страниц! Спустя десятилетия мать Льва Федотова передала несколько общих тетрадей с записями сына его однокласснику – писателю Михаилу Коршунову.

 i_001Не верьте Гитлеру

Вот что писал юноша 5 июня 1941 года в тетради, на обложке которой было начертано «XIV»: «Хотя Германия находится с нами в дружественных отношениях, но я твёрдо убеждён, что это только видимость. Я думаю, что этим самым она думает усыпить нашу бдительность, чтобы в надлежащий момент всадить нам отравленный нож в спину. Эти мои догадки подтверждаются тем, что германские войска особенно усиленно оккупировали Болгарию и Румынию, послав туда дивизии. Когда же в мае немцы высадились в Финляндии, то я твёрдо приобрёл уверенность в скрытной подготовке немцами нападения на нашу страну, со стороны не только бывшей Польши, но и со стороны Румынии, Болгарии и Финляндии, ибо Болгария не граничит с нами по суше, и поэтому она может не сразу, вместе с Германией, выступить против нас. А уж если Германия пойдёт на нас, то нет сомнения в той простой логической истине, что она, поднажав на все оккупированные страны, особенно на те, которые пролегают недалеко от наших границ, вроде Венгрии, Словакии, Югославии, а может быть, даже Греции и, скорее всего, Италии, вынудит их также выступить против нас с войной.

То, что Германия задумала употребить территории Финляндии и Румынии как плацдарм для нападения на СССР, это очень умно и целесообразно с её стороны, к несчастью, конечно, нужно добавить, что, владея сильной военной машиной, она имеет полную возможность растянуть Восточный фронт от льдов Ледовитого океана до черноморских волн.

Рассуждая о том, что, рассовав свои войска вблизи нашей границы, Германия не станет долго ждать, я приобрёл уверенность в том, что лето этого года будет у нас в стране неспокойным… Германия имеет полную возможность без промедления напасть на нас, имея всегда готовый к действию механизм. Таким образом, дело сводится только лишь к долготе концентрации войск. Ясно, что к лету концентрация войск закончится, и, явно боясь выступить против нас зимой, во избежание встречи с русскими морозами, фашисты попытаются втянуть нас в войну летом… Я умаю, что война начнётся или во второй половине этого месяца (т. е. июня), или в начале июля, но не позже, ибо ясно, что германцы будут стремиться окончить войну до морозов».

Когда читаешь эти строки, написанные в начале июня 1941 года семнадцатилетним юношей, то берёт оторопь. Откуда юноша мог знать о сроках нападения фашистской Германии и вообще о неизбежности нападения в 1941 году? Никакой особой информированности у Лёвы Федотова не было. После гибели Фёдора Каллистратовича, отца Лёвы, семья жила замкнуто. В квартире только постоянно «бубнила», по словам Ю. Трифонова, тарелка репродуктора. Говорить о том, что подобная информация могла поступить из какой-то семьи, обитавшей в доме правительства, значит не понимать реалий тех дней, ведь и за меньшие разговоры можно было схлопотать большой тюремный срок. Ну а вся официальная пропаганда велась в духе пакта о ненападении. Все разговоры о приближающейся войне рассматривались как провокационные. Впрочем, приближение войны чувствовалось многими. Но в сроках начала её даже чрезвычайно осведомлённые люди, как известно, ошиблись. Так что же продемонстрировал в своей тетради Лёва?

Александр Обухов

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2016) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,