Петербургский ботанический сад – самый северный из числа больших ботанических садов планеты. Здесь более 80 000 видов растений

Генерал-фельдмаршал Яков Вилимович Брюс июньским утром 1704 года пребывал в хорошем настроении. Его артиллеристам удалось расстрелять большой шведский десант, пытавшийся форсировать Малую Невку, и Брюса радовало дивное утро, занимавшееся над островом Корписаари. Сочный цвет еловой хвои и упоительный смоляной запах вселяли в душу генерал-фельдмаршала спокойствие и радость. Вызвав адъютанта, он передал с ним записку государю со словами: «Через многую нашу стрельбу на утренней заре неприятель с Каменного острова отбит и с великим поспешанием ушёл на Выборгскую сторону».

Сами садик мы сажали...

Природа на острове была так хороша, что в феврале 1714 года Пётр I решает: «На данном под аптеку островке Корписаари огородить огород и построить для жилья аптекарским служащим двор». Лишь Якову Брюсу и архиепископу Феофану Прокоповичу дозволялось возвести на острове собственные мызы.

Через 16 лет первый историограф Петербурга А.И. Богданов напишет: «Сей остров назван Аптекарским, поскольку на оном имеется Аптекарский Ботанический сад, в котором растут всякие лекарственные травы, и оный остров и сад состоят под ведением главной Аптеки».

Минет несколько десятилетий, и скромный «Сад Ея Императорского Величества Екатерины I» превратится в один из крупнейших в мире ботанических садов, в котором позже создадут и Ботанический институт, и бесценную библиотеку, уникальные гербарии и музей. Но и в тогдашнем своём первоначальном виде «аптекарский огород» имел на своих грядках и в оранжереях свыше 1200 видов растений!

К началу XX века Петербургский ботанический сад по полноте коллекций уступал лишь знаменитому лондонскому саду Кью. Зато по собранию азиатской флоры он и сегодня не имеет конкурентов. Любопытная деталь: когда в 1914 году отмечался 200-летний юбилей сада, к гробнице Петра I учёные возложили венки из растений, выращенных в его оранжереях. Ещё при жизни императора общая протяжённость грядок и теплиц составляла около километра! На торжественном заседании по случаю юбилея чтение адресов и поздравлений длилось более трёх часов. Было принято решение присвоить Императорскому ботаническому саду имя Петра Великого. В честь двухсотлетия была отлита специальная медаль.

За три столетия своего существования Ботанический сад переподчинялся разным ведомствам. Так, в конце XVIII века он был передан в ведение Медико-хирургической академии Петербурга. В 1925 году становится Главным ботаническим садом СССР, а в 1930-м включён в состав Академии наук.

С 1940 года отделы сада: Ботанический институт, лаборатория, библиотека, музей (сокращённо БИН) носят имя выдающегося учёного-ботаника, академика В.Л. Комарова, а за самим садом сохранено имя основателя Северной столицы России.

Сотрудники БИНа в 1945 г.

Травы, политые слезами

В августе 1941 года никому из жителей Ленинграда и в голову не могло прийти, что уже 8 сентября город будет блокирован немецкими и финскими армиями. Увы, это произошло.

При приближении гитлеровцев к городу началась эвакуация населения. Часть сотрудников БИНа с семьями была отправлена в Казань. Возглавлял институт в этот период профессор В.С. Соколов – крупнейший специалист по лекарственным растениям.

Для оставшихся учёных и всех ленинградцев начались тяжёлые времена. Норма выдачи хлеба по карточкам с осени 1941 года составляла всего 250 граммов для промышленных рабочих и 125 граммов для остального населения и иждивенцев.

«Мы не умерли потому, – напишет позже в своих воспоминаниях Эльмар Соколов, сын Владимира Сергеевича Соколова, – что жили в Ботаническом саду. В хозяйстве имелись лошади. Сначала съели корм лошадей – отруби, овёс, а потом и самих лошадей, за исключением двух». Со своими сотрудниками, профессором А.А. Петровым, Е.А. Галкиной и Д.И. Щукиной, Владимиру Сергеевичу удалось разработать витаминный препарат на основе использования хвои. В условиях голода, холода, непрекращающихся бомбёжек и артобстрелов Соколов написал и опубликовал брошюру, где давались советы и рекомендации по применению «хвойного бальзама» (его также называли «эликсир жизни») как при истощении организма, так и при лечении ран. По рекомендации ботаников в качестве перевязочного средства в городе использовали сфагновые мхи, обладающие антисептическими свойствами. Для ленинградцев и фронтовиков в саду выращивали белладонну, валериану, наперстянку, ревень и другие полезные растения. Сад давал в год до 700 килограммов лекарственного сырья!

Кстати:

Организация ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) включила 300-летие Ботанического института им. академика В.Л. Комарова в календарь главных событий 2014 года.

 

Юрий Туйск

Продолжение читайте в июльском номере (№07, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,