У Робинзона Крузо есть много последователей: и вымышленных – в книгах, и действительных – в жизни

Статуя Александра Селкирка в его родной деревушке Лоуэр Ларго. Шотландия

Прославленный изгой

Приключенческий роман английского писателя Даниеля Дефо «Робинзон Крузо», написанный ещё в начале ХVIII века, до сих пор будоражит воображение мечтателей о путешествиях и приключениях. Не случайно у Робинзона Крузо оказалось много последователей: и вымышленных – в книгах, и действительных – в жизни. Вспомним хотя бы такие произведения, как «Новый Робинзон» Кампе, «Швейцарский Робинзон» Висса, «Маленькие дикари» Сетон-Томпсона, «История Пи» Мартела, не говоря уже о чудесных приключениях персонажей «Таинственного острова» и «Школы робинзонов» Жюля Верна. А в литературную основу книги «Путь на Грумант» русского писателя-полярника К. Бадигина положено действительное событие: шестилетняя зимовка четырёх зверобоев на одном из необитаемых островов архипелага Шпицберген.

Как известно, прототипом Робинзона Крузо послужил шотландский моряк Александр Селкирк, которого капитан судна за строптивость высадил на необитаемый клочок суши, правда, оставив ему некоторое количество необходимых предметов и продуктов питания. На этом острове в одиночестве он провёл 4 года и 4 месяца.

Если взглянуть на карту Тихого океана, то ниже Южного тропика увидим группу мелких островов вулканического происхождения Хуан-Фернандес, и среди них принадлежащий Чили остров Робинзона Крузо длиной 23, а шириной 8 километров. Можно сказать, это настоящий рай: здесь растут кокосовые пальмы, фруктовые деревья, водятся дикие козы, а теперь живут и постоянные поселенцы. Раньше он носил имя Мас-а-Тьерра и лишь в 1966 году обрёл нынешнее название, чем и привлекает к себе мореплавателей и туристов.

Случается так, что и в наше время люди иногда переживают настоящие приключения робинзонов, оказываясь затерянными в морях и океанах, в пустынях и лесах.

Только без паники

Невероятная новость пришла недавно с Маршалловых островов: мексиканец, дрейфовавший больше года в Тихом океане, чудом выжил. Как утверждает «новый Робинзон» Хосе Сальвадор Альваренга, в конце декабря 2012 года он вместе со своим другом отправился в море поохотиться на акул, но на лодке внезапно сломался мотор, и рыбаки оказались посреди океана. Всё это время они дрейфовали, питаясь сырой рыбой и черепахами. Напарник его, к сожалению, погиб. Кстати, достоверных подтверждений этой истории нет.

Исчезнувшего в Белом море в октябре 2011 года сотрудника Архангельского опытного водорослевого комбината 25-летнего Сергея Ганюшева чудесным образом удалось спасти лишь через шестнадцать суток. Сильный штормовой ветер разбил его баркас о прибрежные скалы. В отличие от тропического острова в романе Дефо, под ногами Сергея оказался клочок суровой северной земли размером всего 50 на 100 метров. Продрогший от холода, он пробежался по острову, чтобы согреться и одновременно убедиться, что на этом небольшом отрезке суши он оказался совершенно один. Однако парня не сломило и не привело в отчаяние полное отсутствие продуктов и воды.

Из остатков разбитой лодки и подручных материалов он соорудил подобие землянки, где укрывался от дождя и ветра. Чутко прислушивался к гулу вертолётов, которые, возможно, были отправлены на его поиски. С этой надеждой и жил наш северный робинзон всё время заточения на острове. И выжил! Единственным продуктом питания оказалась морская капуста, а пил он только дождевую воду. Сожалел, что не было спичек и приспособлений для ловли рыбы. И только на семнадцатый день вертолётчики заметили человека, отчаянно жестикулировавшего руками. Спасатели помогли ослабевшему Сергею подняться на борт и, памятуя советы медиков, напоили его горячим чаем с сухарями. Позже признались: «Тебе очень повезло, мы ведь обнаружили тебя случайно, когда искали других пропавших». После обследования в больнице врачи не нашли никаких отклонений в здоровье Ганюшева.

Более драматичной оказалась судьба одинокого робинзона, прожившего на безлюдном острове Беринга без необходимых запасов семь лет. В 1805 году полярного охотника Якова Минькова штурман Потапов оставил в юрте на этом острове для охраны добытых ранее шкур песцов, котиков и каланов. Обещал на шхуне забрать через несколько дней. Однако никто за ним не вернулся. Но человек не пал духом, не спасовал перед трудностями. Чтобы ловить рыбу в реке, Яков смастерил крючок. Огонь добывал кремнем. Одежду и обувь делал из шкур зверей. И лишь в 1812 году охотника сняла с острова проходившая мимо шхуна, моряки которой не могли себе представить, что он смог столько лет прожить в условиях первобытного человека.

Леонид Черноусько

Продолжение читайте в июньском номере (№06, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,