Выдающийся русский полководец Пётр Иванович Багратион был известен своими ратными подвигами и неудавшейся семейной жизнью с Екатериной Павловной Скавронской. Но оба сыграли важную роль в победе России над Наполеоном. Пётр Иванович отличился на полях сражений, а Екатерина Павловна оказалась очаровательной шпионкой

Генерал и блондинка

Генерал-майор князь Пётр Иванович Багратион умирал мучительно и долго. Осколком гранаты уже в конце Бородинского сражения раздробило бедро, и князя, то и дело впадавшего в беспамятство, везли в тряской телеге сначала в Москву, ещё дымившуюся после бегства французов, разорённую, где и куска хлеба не отыскать, а потом ещё дальше — во Владимирскую губернию, где он простился с жизнью в сельце Симы.

Ещё в начале пути, приходя в себя, Багратион спрашивал, как завершилось сражение, – мыслями он был там – и потом надолго умолкал, лежал с закрытыми глазами. Невозможно было понять: в забытьи он или думает о своём.

Можно предположить, что в такие минуты мыслями он был с молодой супругой своей, Екатериной Павловной, в девичестве Скавронской, которую, едва увидев, полюбил и с которой император Павел I обвенчал его внезапным, решительным образом: вызвал обоих ко двору, в Гатчину, да и повелел сочетать брачными узами.

Пётр Иванович был счастлив тогда, хотя смутные предчувствия его, вероятно, тревожили. Катенька, дочь российского посланника в Неаполитанском королевстве, была очень богата, при этом своенравна, венчалась против своего желания и того отнюдь не скрывала, дома-то и вовсе вела себя независимо: 35-летний муж, генерал, пусть прославленный и боевыми наградами осенённый, казался ей стариком. Ей-то и двадцати ещё не было. Детей в обозримом будущем она не собиралась иметь и, едва прожив с мужем пять лет, укатила в Европу. На лечение. Убеждала, что необходимо поправить здоровье.

В Россию она уже никогда не вернётся и мужа своего не увидит. Напрасно Багратион обращался к новому императору Александру I, безнадёжно просил о содействии и посланника российского в Вене князя А.Б. Куракина: Екатерина Павловна, погрузившись в блистающую светскую жизнь высшего венского общества, возвращаться домой и не думала. Огромные счета присылала мужу, Багратион их покорно подписывал и не догадывался, что ещё большие счета супруга оплачивала из своего состояния.

В Вене Екатерина сияла звездой. Восхищённые современники оставили о ней восторженные воспоминания, из которых возникает образ яркой, удивительной женщины.

Блондинка, с золотистым отливом пышных волос, она всегда казалась окружённой сияющим нимбом. Огромные голубые глаза из-за сильной близорукости глядели загадочно и беззащитно, что, пожалуй, более всего поражало мужчин. Алебастровая кожа и алые ланиты, полные чувственные губы – всё вместе делало её портрет неотразимым. Стоит ли удивляться, что в своё время неустрашимый боец Багратион пал перед её чарами…

Да только ли он! Перед этой женщиной, обладавшей огромным состоянием, и в тридцать лет выглядевшей как пятнадцатилетняя девушка, преклоняли колени многие влиятельные люди – дипломаты и члены королевских фамилий. Это ведь Гёте, сам бывший почитателем княгини Багратион, писал: «При своей красоте и привлекательности она собрала вокруг себя замечательное общество». А супруга канцлера Австрии Мелания Меттерних отмечала: «Её туалеты и экипажи отличаются неслыханною оригинальностью…»

И тут пришло время отметить: в её доме, где в любое время дня царила праздничная атмосфера и где всегда было много высших военных чинов и дипломатов, встречались в основном те, кто выступал против расширения французского влияния в Европе и, в частности, против победоносного Наполеона. Впрочем, вовсе и не такого уж победоносного после разгрома в России.

Военный штаб в будуаре

Княгиня Багратион лишь выглядела чудесным, беззаботным существом. Её подробные секретные депеши регулярно отправлялись в Петербург, из которых и составлялось представление не только о настроениях в кругах высших военных и дипломатов, но и содержались ценнейшие сведения о всевозможных назначениях и перемещениях в этих кругах, о планах в австрийском правительстве, державшемся пока в стороне от главных событий в Европе – противостояния Франции и России. Разумеется, она поставляла секретную информацию и князю Куракину.

Леонид Репин

Продолжение читайте в майском номере (№05, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , , , ,