shutterstock_111496025Предание из семейной хроники

Летом 1880 года полицейский урядник Семён Ильич Костромин и сотский Кузьма ехали верхом в село Кирсаново разбирать дело о краже лошадей у нескольких крестьян. Погода стояла – вёдро. Солнце ласково грело поля ржи, берёзовые рощи, заливные луга, леса за речкой Лукомкой.

Неожиданно из-за рощи показалась толпа галдящих крестьян, послышался женский крик. Увиденное поразило до глубины души: на телеге стоял чернявый мужик в разорванной рубахе, с кнутом в руке. Сзади была привязана за руки молоденькая голая женщина. Мужик хлестнул её кнутом. Женщина застонала и крикнула: «Сволочь, разберись вначале, а затем бей». Толпа загудела.

– Отставить! – рявкнул урядник и выстрелил в воздух. Толпа бросилась врассыпную. Соскочив с телеги, чернявый тоже дал стрекача. В суматохе несчастной удалось освободить руки и сбежать. На дороге остались телега с лошадью да старичок в драном зипуне.

– Что тут происходит? – спросил у него урядник.

– Баба Стёпки загуляла, – прошамкал старичок, – ну, он её прилюдно сечёт для порядку.

– Кто этот чернявый?

– Юрьевы они. Из Подлесок.

– Поищем женщину, – сказал урядник и поскакал к роще. Сотский за ним. Миновав берёзовую рощу, они оказались на краю болота, поросшего тростником и рогозом.

– Утопла, наверное, – вздохнул сотский и добавил: – Дикий народ в этих Подлесках. Я слышал…

Дело об избиении крестьянки Ульяны Юрьевой и доведение её до самоубийства разбирал уездный суд. Её мужа Степана упрятали на пару лет в острог.

Вернулся тот из заключения тихим и очень богомольным. Вскоре женился на дородной Лукерье из соседней деревни. Жили они средне, ибо земельный надел у Степана был изрядно истощён его предками.

С детства Степан дружил с Филькой по прозвищу Зубоскал. Передние зубы у того сильно выступали, и его физиономия, когда он улыбался, уж очень смахивала на заячью.

Как-то Филька пригласил дружка пойти на рыбалку на дальнее озеро. Место для ловли выбрали недалеко от раскидистых ив. Но рыба как назло не клевала.shutterstock_137535695

– Скользкие твари, – горячился Филька, – наживку едят. Скоро без червей останемся.

Тишина стояла первозданная. И было так хорошо, что Степан угомонил друга:

– Обождём. На вечерней зорьке клёв будет.

И действительно, к вечеру рыба клевала, как казалось, на пустой крючок.

– Будем уху варить, – решил Степан.

Разожгли костерок, повесили на перекладину котёл с рыбой. Быстро стемнело. Но скоро из-за туч выплыла луна и осветила всё желтовато-белым светом.

Поев, улеглись они у костра. Вдруг Филька вскочил: «Смотри! Что-то белое качается на ветках».

За кустами раздался смех. 

Владимир Константинов

 

Фотографии — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: ,